Статьи »

10

  • 31.01.2019

 

Добыча в Витватерсранде быстро увеличилась с 1,2 тонны в 1887 году до 120 тонн в 1898 году. Таким образом, в течение всего 13 лет на долю Витватерсранда приходилось 25% объема добычи золота в мире.

Поскольку золото было доминирующим компонентом тогдашней экономики, в отношениях между Южноафриканской республикой и Великобританией неизбежно должны были возникнуть трения.

С самого начала южноафриканские золотодобытчики в основном взаимодействовали только с лондонским рынком золота. Лондон не только был главным мировым рынком золота, но также занимался его аффинажем, поэтому маршрут доставок между Кейптауном и Лондоном был хорошо известен в то время. Обычно, южноафриканские золотодобытчики должны были поставлять золото непосредственно двум крупнейшим местным банкам, Национальному банку Южной Африки и Стандартному банку Южной Африки. Эти банки организовывали еженедельные поставки золота из Кейптауна в Лондон, где аффинажное предприятие и брокер «NM Rothschild & Sons» занимались им дальше. Хотя все золото Южной Африки поступало в Лондон, Британской империи не нравилось появление независимой и богатой Южно-Африканской республики, поэтому в метрополии начали осознавать опасности, которые могут исходить из такого развития событий.

Неудивительно, что Британская империя повела себя так, как и все империи в прошлом, одним словом, применила силу.

Поводом для нападения стало недовольство золотодобытчиков властью Пауля Крюгера, а также отказ в праве голоса со стороны неместных народов. Как заявил Рассел Эллай в своем произведении «Золото и империя»: «<…> в конечном итоге, конфликт между Бурами и Британцами возник из-за золота и жизненно важного места, которое занимала золотодобывающая промышленность Витватерсранда в мировой экономике. По словам Де Кивьета, кризис «был спровоцирован золотом»».

Война разразилась 11 октября 1899 года. Пауль Крюгер и его Вольксраад (парламент) были первыми, кто объявил войну после того, как требования, которые они направили Британскому верховному комиссару в Кейпе, не были удовлетворены. Небольшая страна с населением всего 245 тыс. человек и практически без никакой регулярной армии собиралась встать горой против промышленной и военной мощи Британской империи. По мнению некоторых комментаторов, смелость, проявленная Крюгером перед лицом британской власти, заслуживает внимания и делает использование его портрета на аверсе Крюгерранда вполне оправданным.

К концу войны производство золота в Южной Африке возобновилось, и в течение 1903 года было добыто 2,9 млн. унций. Этот показатель увеличился до 9,1 млн. унций к 1912 году. Стало быть, золотому стандарту нечего и переживать, не так ли?

Именно война приводит к бюджетному дефициту, и, в конце концов, не дефицит поставок золота привел к гибели золотого стандарта, а начало Первой мировой войны. С золотым стандартом было покончено тогда, когда был убит эрцгерцог Франц Фердинанд на улицах Сараево. Воюющим странам пришлось финансировать мобилизацию своих армий путем создания бумажных денег, которые не были обеспечены золотом. Однако это не означает, что они перестали защищать свои золотые запасы. В Британии, например, стало незаконным вывозить золото, переплавка золотых монет была запрещена. Банк Англии изъял все золотые монеты из обращения и заменил их банкнотами. Завершив режим конвертируемости между стерлингом и золотом, золотой стандарт ушел в небытие. Однако Британия пыталась сохранить золотой стандарт законодательным путем, сделав стерлинг напрямую конвертируемым с американским долларом.

По прошествии первого года войны, Британия не смогла сохранить довоенный паритет фунта стерлингов с долларом, и официальный обменный курс был отменен. Этим актом было признано то, что стерлинг больше не может играть роль господствующей валюты в мире. Британское правительство, тем не менее, стремилось вернуться к золотому стандарту. Однако к тому времени Америка уже стала лидером экономического развития, полностью восстановив золотой стандарт для своей валюты.

Отказ Британии от золотого стандарта повлиял на основную страну, добывающую золото, а именно, Южную Африку. До войны, южноафриканский фунт был привязан к фунту стерлингов, но падение последнего по отношению к доллару после краха золотого стандарта привело к соответствующему падению стоимости южноафриканского фунта. Согласно подсчетам, золотые монеты, стоимостью в 2,9 млн. фунтов были вывезены из Южной Африки между апрелем 1918 годом и мартом 1920 года. Несмотря на эмбарго на экспорт золота, контрабанда была прибыльной, поскольку Соверен по-прежнему стоил около 20 шиллингов в Южной Африке. В других странах он стоил больше 38 шиллингов.

Южноафриканские банки терпели убытки из-за того, что они юридически были обязаны обменивать свои банкноты на Соверены по номинальной стоимости. Они обратились за помощью к Правительству, что привело к проведению конференцию по золоту в октябре 1919 года. Премьер-министр Ян Смэтс сказал знаменитые слова на этой конференции: «Южная Африка была единственной страной в мире, где можно было зайти в банк и получить золото в обмен на банкноты и чеки».

Конференция проявила неразрешимый конфликт между интересами политиков, которые хотели восстановить золотой стандарт, и банкиров, стремившимися к тому, чтобы банкноты сделать неконвертируемыми. Эрнесту Оппенгеймеру из «Anglo American Corporation» было поручено вывести обе стороны конфликта из тупика. Его предложения получили большинство голосов и имели далеко идущие последствия для будущего экономики страны.

Удивительно, но, несмотря на то, что конференция отвергла идею неконвертируемой валюты, Ян Смэтс объявил через три месяца, в феврале 1920 года, что все золотые монеты будут изъяты из обращения и заменены на неконвертируемые бумажные деньги. Оппозиционные политики из Национальной партии были возмущены этим решением и начали ожесточенную кампанию против банков. Умудренные политики требовали, чтобы им выдавали депозиты в золоте.

Человеком, который изменил мнение Смэтса, был влиятельный Генри Стракош, управляющий директор золотодобывающей корпорации «Union Corporation». Давнишние связи Стракоша с лондонским Сити стали причиной того, что его главной целью было сохранить Южную Африку в орбите интересов и влияния имперской экономической системы. Если бы Южная Африка оставалась с золотым стандартом, то она бы выстроила тесное сотрудничество с США, которые стремились вытеснить Британию и стать главным международным финансовым центром. Стракош представил очень веские аргументы со своей стороны и помог Казначейству подготовить три законопроекта на основе его рекомендаций. Они предусматривали создание Центрального резервного банка и принятие законопроекта о сохранении золотых монет путем выдачи золотых сертификатов. Все золотые монеты были изъяты из обращения и заменены золотыми сертификатами. Их можно было затем обменять на золото, но только после того, как паритет между золотом и фунтом будет восстановлен. Предложения Стракоша впоследствии приобрели форму законопроекта и затем приняты в качестве закона в августе 1920 года под названием «Закон о валютах и банковской системе» (№ 31 от 1920 года). Фактически, южноафриканские золотодобытчики приветствовали неконвертируемость фунта, поскольку наценка к стерлинговой цене на золото помогала небольшим шахтам держаться на плаву.

В 1924 году Объединенное правительство (коалиция между Национальной и Лейбористской партиями) с генералом Барри Герцогом в качестве премьер-министра, пришло к власти в Южной Африке. Новое правительство стремилось быть менее зависимым от Великобритании, особенно в национальной политике. Одним из предвыборных обещаний коалиции было восстановление южноафриканского фунта на основе золотого стандарта. Финансовыми советниками, которые должны были помогать в этом, были Эдвин Кеммерер, профессор Принстонского университета (США), и Джирард Виссеринг, президент Банка Нидерландов. Кеммерер и Виссеринг были отобраны Герцогом лично, чтобы никто из них не был связан с финансовыми учреждениями Британии. Антиимпериалистические настроения были настолько сильными, что даже Уильям Клегг, директор Резервного банка Южной Африки, был исключен из участия в деятельности этой Комиссии.

4-1

4-2

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим вторую часть перевода четвертой главы этой книги: «На вес золота». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

Согласно одним данным, 1,3 млн. монет с номиналом в 2 ранда были проданы в Швейцарию. По другим источникам, 3,2 млн. этих монет было экспортировано в период с 1962 по 1965 гг., поэтому неясно, имели ли место также случаи экспорта в другие страны. В 1964 году Андерсон [генеральный директор Южноафриканской Горной палаты] писал, что при содействии консорциума швейцарских банков был продан 1 млн. золотых монет с номиналом в 2 ранда – Горная палата получила премию в 8% с этих монет, учитывая затраты на чеканку и доставку. Именно этот экспорт монет помог южноафриканских золотодобытчикам воспользоваться более высокой ценой по сравнению с официальным лондонским курсом золота.

В 1967 году генеральный директор Горной палаты заявил следующее: «Нет никаких ограничений или пошлин на импорт или экспорт монет, а с точки зрения рекламы, Швейцария также обладает преимуществами из-за большого потока туристов».

Директор Резервного банка, Джерард Риссик, обратился к Швейцарскому национальному банку в 1963 и 1966 гг. с целью создания международного рынка золота в Цюрихе, отчасти в связи с риском введения санкций против Южной Африки в ближайшем будущем. Не желая расстраивать США, швейцарцы отказались от этого предложения, но это не привело к прекращению продаж и золотых монет – и, несомненно, дало импульс идее унцевого Крюгерранда.

Между тем, лондонский золотой пул ожидала встряска в 1968 году, поскольку нужно было продать большое количество золота, чтобы поддержать курс на уровне 35 долларов. Кульминация этого события произошла 10 марта 1968 года, когда 900 тонн золота было продано за один день за 1 млрд. долларов. Впоследствии правительство США потребовало, чтобы британцы закрыли рынок золота с 15 марта. Лондонский рынок золота оставался закрытым еще две недели, но рынки в других странах торговали золотом по возросшим ценам. Крах лондонского золотого пула вызвал к жизни официальную политику поддержания двухуровневой рыночной системы, в которой поддерживался официальный обменный курс в 35 долларов, а также разрешались операции на открытом рынке для золота. Как следствие этой двухуровневой рыночной системы был учрежден Цюрихский рынок золота, за создание которого выступала Южная Африка.

Прекращение Бреттон-Вудского соглашения, наконец, произошло в августе 1971 года, когда британцы потребовали, чтобы 3 млрд. долларов были конвертированы в золото. Это почти треть оставшихся американских резервов золота, что привело к «Шоку Никсона». Конвертируемость доллара в золото была приостановлена и «золотое окно» закрылось. Во время телевизионного выступления 15 августа 1971 года президент Ричард Никсон рассказал о своих намерениях так: «В течение последних недель, спекулянты объявили всеобщую войну против американского доллара… Поэтому я попросил Секретаря Казначейства предпринять необходимые меры для защиты доллара против спекулянтов. Я поручил Секретарю Коннолли временно приостановить конвертируемость доллара в золото или другие резервные активы, за исключением объемов и при условиях, которые бы способствовали интересам монетарной стабильности и интересам Соединенных Штатов».

Внезапно могучий доллар оказался уже не «на вес золота» как прежде.

Доллар также был немного обесценен до 38 долларов по сравнению с золотом согласно Смитсоновскому соглашению, который перестроил валюты в пересмотренной системе фиксированных валютных курсов. 21 декабря 1971 года Южная Африка девальвировала ранд на 12,25% по отношению к ведущим валютам. В 1973 году доллар потерял часть своей стоимости и теперь унция золота стоила 42,22 долларов, а в марте того же года, система фиксированных обменных курсов рухнула.

Наступила эпоха свободно плавающих валют и неконвертируемых фиатных валют. Шок Никсона был психологической победой для золотодобытчиков. Джон Шиллинг, президент Горной палаты, писал в то время: «Девальвация доллара привела к увеличению официального долларового курса доллара с тридцати пяти до тридцати восьми долларов США за унцию. Такой рост произошел впервые с 1934 года и был потенциально важным шагом, потому что, - несмотря на номинальную величину корректировки курса, - он указал на фундаментальную роль золота, а также что долларовая цена на самом деле не является неизменной».

14 ноября 1973 года США и европейские страны объявили, что они отказываются от двухуровневой системы продаж золота, которая была принята, когда лондонский золотой пул рухнул.

В конце Второй мировой войны американский золотой резерв составлял внушительные 20 205 тонн. Объем резерва уменьшился до 8139 тонн в 1971 году, когда Никсон закрыл золотое окно. Более половины золота было принесено в жертву за 26 лет, чтобы искусственно поддерживать доллар в условиях низкого уровня экономического роста, инфляции и растущего торгового дефицита.

31 декабря 1974 года была начата следующая глава в истории золота в США, когда частная собственность на золото в этой стране снова была легализована президентом Джеральдом Фордом. Это открыло возможность для продаж в огромных количествах южноафриканского Крюгерранда в США.

5

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод пятой главы этой книги: «Рождение культовой монеты «Крюгерранд»». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Любопытно, насколько непроходимо глупым может быть эксперт, а ведь я считал себя таковым. Однажды Ангус Колли сказал: «Почему бы не отчеканить монету из одной унции золота!». Он ступил на шаг вперед, что не сделал я». – Д-р  Холлоуэй.

Изменения в обществе редко происходят абсолютно неожиданно. Неустойчивые отношения постепенно прокладывают путь к неизбежным изменениям и инновациям. То же можно сказать и об истории Крюгерранда.

Курс золота упорно поддерживался на уровне 35 долларов за унцию в течение десятилетий, а Южной Африке необходима была более высокая цена на ее основной экспортный товар.

Кроме того, инфляция стала проблемой в 1960-1970-х гг., а люди теряли веру в доллар. Нестабильность, вызванная Холодной войной, войной во Вьетнаме, на Ближнем Востоке, привела к появлению идей о том, что нужно накапливать богатство в физической форме для бартера на случай конца света. Стандартные килограммовые, или 400-унцевые золотые слитки, предназначались для богатых и банков, так почему бы не создать что-нибудь с меньшим размером и продавать «миллионными тиражами» простым людям?

Джон Эдвард Холлоуэй [советник по экономическим вопросам в United Corporation, которая был членом Горной палаты Южной Африки] был страстным сторонником продажи золотых монет, поскольку у них была премия на мировом рынке. Но он столкнулся с проблемой: южноафриканские золотые монеты в 1960-х гг. были мало кому известны. Южноафриканский монетный двор возобновил чеканку Соверенов и Полусоверенов в 1952 году в ограниченном масштабе исключительно для коллекционеров. Эти монеты были заменены золотыми монетами с номиналами в 2 и 1 рандов с аналогичным размером и весом после перехода на десятичную систему в 1961 году. Именно эти монеты были проданы в Швейцарию в большом объеме.

Однако Горная палата считала, что премия, которую имели монеты, была слишком маленькой, чтобы обосновать их производство и продажи в огромных количествах. Монеты были также не очень-то популярными по сравнению с другими золотыми монетами – британским Совереном, американским Двойным Орлом и французским Наполеоном.

Идея Крюгерранда возникла во время празднества.

Холлоуэй описывает случившееся так: «В 1960 году Горная палата праздновала свой 75-летний юбилей, и по этому случаю были отчеканены золотые медальоны, которые содержали унцию золота. Как только они появились на рынке, я сказал: «Нам нужно продать их с миллионным тиражом». Ведь таким образом можно получить премию за наше золото, в которой мы так отчаянно нуждались. Медальоны, однако, были изначально отчеканены в ограниченном объеме, и когда Палата смогла продавать медальоны в большом количестве, большая часть нашей премии осела бы в казне разных государств из-за налогов и продажу медальонов. Любопытно, насколько непроходимо глупым может быть эксперт, а ведь я считал себя таковым. Однажды Ангус Колли сказал: «Почему бы не отчеканить монету из одной унции золота?!». Он ступил на шаг вперед, что не сделал я».

В то же время Южная Африка как раз рассматривала возможность создания новой серии монет. Это обстоятельство предоставило условия для того, чтобы Горная палата начала оживленно обсуждать чеканку золотой монеты.

В 1961 году для монет Южной Африки уже использовалась десятичная система, но размеры, металлы и дизайны монет были оставлены прежними, чтобы помочь общественности привыкнуть к новой системе. Например, старая монета с номиналом в два шиллинга, стали монетой в 20 пенсов. С ростом цен на серебро, чеканка этих монет стала экономически необоснованной и правительство попросило директора Монетного двора Герта Малана рассмотреть возможность введения новой серии монет.

Малан подробно изучил этот вопрос и направил свои предложения министру финансов, доктору Эбену Дёнгесу. В ходе сессии Генеральной Ассамблеи 1964 года, Дёнгес потребовал создать Специальный Комитет в парламенте для окончательного решения вопроса о новых монетах. Спикер объявил о создании комитета 24 января и этот Специальный комитет по монетам впервые собрался в среду 29 января 1964 года под председательством ван дер Хиивера.

Меньше чем через месяц после создания Комитета по монетам, состоялась историческая встреча в 129 комнате Здания Маркса в Кейптауне.

Комитет золотодобытчиков Трансвааля и Горная палата Оранжевого свободного государства встретились с Дёнгесом. Представителями Палаты были фон Мальтитц, Андерсон, Мильне и Колли. Во время этой встречи, фон Мальтитц выразил свое разочарование по поводу того, что в предложениях относительно новых монет, не было упомянуто о создании новой золотой монеты. Он считал, что Южная Африка как крупнейшая страна-производитель золота в мире должна иметь золотые монеты в обращении в качестве денег. Это могла быть золотая монета с номинальной стоимостью в 20 рандов и содержанием золота около 20 рандов, или, еще лучше, с содержанием золота в 10 рандов.

Этот комментарий наверняка должен был вызвать удивление у министра! Золотой стандарт был давно в прошлом и золотая монета в обращении с номиналом, равном содержанию золота, могла создать ложное впечатление того, что Южная Африка стремится снова принять этот «варварский» стандарт. При этом введение в обращение золотой монеты с номиналом, превышающим содержание золота, привело бы к тому, что статус золото был низведен до простых символических денег. Одним словом, это были проигрышные сценарии, поэтому Дёнгес не поддерживал идею с обращающейся монетой.

Тем не менее, министру понравилась идея золотой монеты с большим весом по сравнению с монетой в 2 ранда, поскольку «эксперты сказали ему, что более крупные монеты, содержащие около унции золота, наподобие французских луидоров, востребованы на рынке».

Андерсон показал Дёнгесу «Двойной Орел» США с номиналом в 20 долларов, который был отчеканен, когда курс золота был равен 20,67 долларам за унцию.

Выступая на собрании, министр рекомендовал Палате представить свои предложения Специальному Комитету по монетам относительно золотой монеты, которая была бы тяжелее существующих золотых монет с номиналом в 2 и 1 ранда.

При поддержке министра, 23 марта 1964 года специальная Палата Подкомитета по распоряжению золотом провела собрание в здании Горной палаты в Йоханнесбурге. Среди присутствующих были Андерсон, Холлоуэй и Ричардс (все трое первоначально из United Corporation), Уэллс из JCI Limited, а Уилсон из Англо-Американской корпорации. Представителями Палаты были Колли, советник по связям с общественностью, и Девонпорт, секретарь комитета.

Протоколы этой встречи – это нумизматический документ, обладающий историческим значением. Он хранится в архивах Горной палаты.

Ключевые пункты этих протоколов следующие:

- Золото являются настоящими деньгами, и было бы нецелесообразно использовать его только в форме символических денег.

- Поскольку Южная Африка и другие страны отказались от золотого стандарта, цена на золото, выраженная в фиатных деньгах, не является постоянной и любой номинал, отчеканенный на золотой монете, со временем станет неверным из-за постоянно колеблющейся цены золота в фиатных деньгах.

- Выпуск золотых монет с отчеканенным номиналом, равным содержащемуся в них золоту, означал бы возврат к золотому стандарту по текущей цене золота, которая, по общему мнению Комитета золотодобытчиков, является слишком низкой.

Исходя из международных, экономических и политических оснований, ни одно государство, не говоря уже о Южной Африке, не сможет в одностороннем порядке вернуться к золотому стандарту со свободным обращением золотых монет.

Прежде чем можно будет разрешить неограниченные продажи золотых монет будет необходима отмена контроля над обменом и импортом,. Согласно положениям Международного валютного фонда (МВФ) и Генерального соглашения по тарифам и торговле, любое движение в сторону серьезного сокращения валютных поступлений является недопустимым.

- Однако в Закон о валюте можно было внести изменение, согласно которому разрешалось бы выпустить золотую монету с фиксированным весом, например, тройской унции, являющимся международно признанной единицей веса для золота. Такой монете не нужен номинал, отчеканенный на ее поверхности. Чеканка такой монеты привела бы к увеличению престижа Южно-Африканской республики, поскольку это была бы инновация в мировом монетном деле. Спрос на такую монету, особенно за рубежом, вероятно, превысил бы спрос на существующие золотые монеты с номиналом в 2 и 1 ранда, которые не пользуются такой популярностью, по сравнению с золотыми монетами Великобритании, Франции, Швейцарии и США. Содержание золота в золотых монетах с номиналом в 2 и 1 ранда является нестандартным, не обозначенным на монетах, о нем можно узнать, только обратившись к Закону о валюте, а также к специальной литературе. Тем не менее, монеты в 2 и 1 ранда должны быть сохранены в Законе из соображений исторической памяти.

- Предлагаемая унцевая золотая монета должна стать дополнением к уже существующим золотым монетам и может быть названа «Троян», чтобы указать широкой публике, что содержание золота в монете составляет одну тройскую унцию.

- Если такая золотая монета будет выпущена в соответствии с Законом о валюте, то она будет иметь правовой статус монеты и, в таком случае, не будет подлежать обложению налогами в других странах, в отличие от золотого медальона.

- Золотая монета, содержащая унцию золота, была бы привлекательной для коллекционеров монет и людей, накапливающих золото.

- Включение такой монеты в предлагаемую новую серию южноафриканских монет при одобрении правительством окажется важным прецедентом. Казначейство примет решение о тираже новых монет и о том, как ими распоряжаться.

В среду 29 апреля 1964 года, Андерсон, Колли и Холлоуэй, представляющие Горную палату, выступили перед Специальным комитетом по монетам. Это заседание проходило под председательством ван ден Хиивера. На нем присутствовал также Малан из Монетного двора. Палата представила отчет, который был включен в окончательный отчет Специального комитета.

Как написал Андерсон в отчете Подкомитета, « из соображений престижа, а также некоторых практических соображений, мы считаем, что было бы очень выгодно создать специальную монету. Проблема, которая сразу возникает в связи с этим, заключается в том, как привязать эту монету к чему-то неизменному, если такого стандарта не существует. Неизменным является только тройская унция. Вес всегда позволит нам понять, что перед нами тройская унция и поэтому мы посчитали, что содержание золота этой престижной монеты должно равняться тройской унции. Ее нужно сделать из сплава, чтобы она была достаточно прочной, и мы предлагаем пробу 22-каратного золота. Таким образом, общий вес монеты будет больше одной тройской унции, но с другой стороны, покупатели будут уверены, что монета содержит тройскую унцию чистого золота. Это имеет определенные практические преимущества в такой стране, как Южная Африка, где общим мнением является то, что курс золота должен существенно вырасти. Другие страны, которые, так же как и мы, верят в золото, полагают, что искусственный барьер, который удерживает курс золота ниже 35 долларов за унцию рано или поздно должен быть разрушен. В любом случае нам нужна защита от инфляции, которая дает о себе знать в течение жизни уже более чем одного поколения. В то же время, американцы противятся нашим усилиям по достижению более высокой цены на золото и утверждают, что доллар так же хорош, как и золото, - но они тут же добавляют, чтобы мы поверили им на слово».

Что касается пробы золота, Горная палата сообщила в том же отчете следующее: «Комитет рекомендует, чтобы эта золотая монета сохранила традиционную пробу, которая была у всех южноафриканских золотых монет, которые чеканились в Претории с 1922 года, то есть, 916,6 пробу, эквивалентную 22-каратному золоту, а содержание чистого золота равно тройской унции (31,103 г). Эта монета будет весить около 34 г. Вес золота должен быть четко обозначен на реверсе монеты. Ее диаметр составит примерно 35 мм».

Поскольку курс золота колеблется изо дня в день, то было предложено, чтобы на монете не был указан номинал в валюте.

Это совершенно последовательный вывод из идеи о том, чтобы монета не имела фиксированного номинала в валюте, но при этом обладала фиксированным весом в золоте. Более того, если бы монета приобрела статус законного платежного средства в Южной Африке, то она была бы популярной в других странах, поскольку на нее не распространялись бы налоги (в отличие от медальонов). Предложение, рассмотренное Палатой, заключалось в чеканке золотой монеты с указанным номиналом в 25 рандов и содержанием золота только 15 рандов по причине колебаний курса золота. Это идея была отклонена. В конце концов, общее решение было следующим: золото обладает стоимостью, и оно никогда не должно использоваться в качестве символических денег.

Во время заседания Специального Комитета, делегатов Палаты подробно расспрашивали о том, как золотые монеты будут распределяться в Южной Африке. Была высказана некоторая обеспокоенность относительно того, что предлагаемая монета будет доступна только в ограниченном тираже для Южной Африки. Хотя, при этом, были отмечены серьезные преимущества экспорта большого объема монет для увеличения притока иностранной валюты.

Но изготовление престижной монеты, которая бы не продавалась в Южной Африке, считалось бессмысленной затеей. Члены комитеты были так одержимы идеей доступности монеты для народа, что Андерсон предложил увеличить местный интерес к монете тем, чтобы компания General Motors указывала цены на свои автомобили Шевроле в троянах.

Во время слушаний была высказана идея создания полу-трояна, но Холлоуэй подумал, что это было бы излишним. Стандартный слиток в 400 унций, килограммовый слиток, троян и золотая монета в 1 ранд считались достаточно широким диапазоном.

Знаток южноафриканской нумизматики в 1950-1960 гг., доктор Фрэнк Митчелл, и Жан Ру, экс-директор монетного двора, также выступали перед Специальным Комитетом от имени Национального нумизматического общества Южной Африки. Их отношение к унцевой золотой монете несколько отличалось от взглядов Горной палаты. Первые предпочитали, чтобы монета имела номинал в 8 и 10 рандов. Революционная идея унцевой золотой монеты считалась несколько проблематичной. Впрочем, миллионы коллекционеров монет по всему миру были знакомы с британской монетой в 5 фунтов стерлингов, которая содержала 36,613 г золота. Был еще и страх того, что новая монета не станет популярной у коллекционеров. Митчелл и Ру все-таки признали, что новая монета была бы полезной для покупателей золота, которые не могли позволить себе покупать килограммовые слитки. Поэтому, в конечном итоге, все согласились, что новая монета сможет стать популярной монетой для коллекционеров.

Специальный Комитет по монетам собирался в общей сложности 15 раз, а проект доклада был представлен 11 июня 1964 года. Этот отчет лег в основу нового Закона о валюте (Закон № 78 1964 года).

В Законе речь шла о предложенных монетах. Поправка была внесена: золотая монета Троян стандартного веса в 33,9305 г с наименьшим текущим весом в 33,7205 г. Проба была определена так: 11/12 частей золота и 1/12 сплава.

Хотя Закон предусматривал создание монеты, которая впоследствии получила название Крюгерранд, правительство до сих пор не определилось относительно производства этой монеты. Во время дебатов в Палатах парламента 13 июня 1964 года, министр финансов заявил: «Среди прочего комитет также рекомендовал выпуск двух новых золотых монет, то есть, монеты в 5 рандов и одну монету весом в унцию золота… Правительство не имело возможности полностью рассмотреть практические последствия и рекомендации в отношении золотой монеты в 5 рандов и так называемого Трояна. Правительство высказало некоторые опасения в отношении этих двух пунктов, но, тем не менее, оно готовы включить обе эти монеты в серию с учетом того, что если она сочтет это необходимым, то будет принята поправка на следующей сессии, чтобы исключить их из новой серии».

Противоречивая история

12 июня 1964 года, газета «Кейп Аргус» вышла с заголовком «Пожизненный срок для ривонцев» и подзаголовками «Драматический конец судебного заседания, которое длилось семь месяцев», а также «Преступление, а точнее, измена, - сказал судья».

Другой заголовок на той же странице в этот исторический день июля был озаглавлен «Тики остается, Троян будет новой золотой монетой», в котором речь шла о Специальном Комитете, об их отчете о монетах, который был опубликован накануне.

Время, в конце концов, доказало ошибочность обоих заголовков.

Нельсон Мандела стал президентом Южной Африки через 30 лет после вынесенного ему и его сторонникам, пожизненного приговора. Тики (южноафриканская монета с номиналом в 3 пенни) не выпускалась после 1964 года. Название новой монеты было изменено на Крюгерранд, что задержало его чеканку на два года. Почему Троян отправился в мусорную корзину истории? Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться.

Примечание:

Хотя идея Крюгерранда возникла благодаря усилиям множества людей, Джон Эдвард Холлоуэй сыграл важную роль в разработке ее концепции. Он был известным человеком на государственной службе в Южной Африке в течение XX-го века. На протяжении многих лет он пользовался доверием министра финансов. Как говорится в его некрологе, он защищал принципы «честных денег», обеспеченных золотом, на протяжении всей своей жизни. Холлоуэй родился в Стелленбосе, получил степень бакалавра (с отличием) по истории в колледже Виктории, Стелленбос, в 1910 году.

Он преподавал историю в Грей-колледже в Блумфонтейне, а в 1913 году женился на своей первой жене Тиене. В 1914 году они перебрались в Университет Гента в Бельгию для изучения истории. Когда началась война, пара переехала в Великобританию, а Холлоуэй поступил в Лондонскую школу экономики. В 1917 году он получил диплом по экономике за диссертацию об экономических причинах Великого трека. Вернувшись в Блумфонтейн, он преподавал историю и экономику. Нумизматам будет интересен тот факт, что среди его студентов был Арндт. В 1919 году он был назначен старшим преподавателем экономики и экономической истории в Трансваальском университетском колледже (который позже стал Университетом Претории), а с 1922 по 1925 гг. он стал первым профессором экономики университета. В 1925 году Холлоуэй поступил на государственную службу на должность директора переписи и статистики. Партия Херцога была тогда у власти, и Холлоуэй часто общался с министром финансов Николасом Христианом Хавенгой. Именно в это время Южная Африка окончательно отказалась от золотого стандарта. В 1934 году Хавенга назначил Холлоуэя советником по экономическим вопросам Казначейства, а в 1937 году, на должность Секретаря по финансам, на которой он оставался вплоть до пенсии в 1950 года. В этом качестве он представлял Южную Африку на международных конференциях, в том числе и в Бреттон-Вудсе в 1944 году. В 1954 году он был назначен послом в Вашингтоне и с 1956 по 1958 гг. Верховным комиссаром в Доме Южной Африки в Лондоне.

Участие Холлоуэя в деле с Крюгеррандом началось, когда он был назначен экономическим советником в United Corporation, которая был членом Горной палаты.

Он присутствовал на различных встречах, когда обсуждалась концепция монеты. Его понимание значимости золота и экономических вопросов, влияние на правительство, несомненно, помогли Палате в том, чтобы в новый закон о валюте в 1964 года вошло положение о золотой монете.

6

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод шестой главы этой книги: «От Трояна и Крюгер Ранда до Крюгерранда: что в имени твоем?». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Что в имени твоем? Ведь то, что розою зовем,

- И под другим названием хранило б аромат».

Уильям Шекспир, Ромео и Джульетта

Как и в случае с остальными аспектами этой знаковой монеты, история названия «Крюгерранд» не является прямолинейной. Для того чтобы понять ее, стоит провести отдельное исследование и, в частности, обратиться к часто сбивающим с толку системам весов, используемых для драгоценных металлов.

Для измерения драгоценных металлов обычно используется стандарт тройской унции, при этом 12 унций равны фунту в тройской системе весов. Тройская унция равна 31,1034768 г в метрической системе и, по всей видимости, является пережитком римской денежной системы.

Хотя этому нет подтверждений, по мнению некоторых ученых, слово «тройская» отсылает к системе весов, созданной на старинной ярмарке Труа (Troyes) в Шампани, Франция. История этой ярмарки уходит своими корнями к V веку, а общеизвестной она стала в XII веке. Поскольку торговцы из множества стран посещали ее, потребовалось изобретение стандартной системы весов; так была введена тройская система. В то же время, весовая система авердюпуа была создана на основе фунта из 16 унций. Унция авердюпуа эквивалентна 28,3495231 г, и эта система в основном использовалась в США, Великобритании и там, где по-прежнему господствуют установленные ими учреждения.

Одной из причин, по которой тройская унция по-прежнему используется для драгоценных металлов, заключается в том, что большая часть золотого запаса в банковских хранилищах состоит из лондонских слитков «Good Delivery» с весом в 400 тройских унций.

Исторически сложилось так, что эти слитки были первоначально созданы в аффинажном заводе «Ранд» в Южной Африке (с 1921 года), Королевском монетном дворе в Перте (с 1934 года), Канадском монетном дворе (с 1934 года) и аффинажном заводе «Rothschild & Sons» (с 1852 по 1967 гг.).

Несмотря на то, что в настоящее время аффинажный завод «Ранд» является одним из 64 аффинажных заводов, которые поставляют 400-унцевые слитки и аккредитованы Лондонской ассоциацией торговцев драгоценными металлами, - на его «Ранда» рекордное количество созданных слитков. Примечательно, что с 1921 года в этом заводе было аффинировано более 50 тыс. тонн золота.

С таким большим количеством 400-унцевых слитков, было бы непрактично преобразовывать их в унции авердюпуа или какой-нибудь округленный метрический вес. Новые слитки, созданные с различными весами (обычно создаются слитки в 1000 г), привели бы к большой путанице, поскольку пришлось бы взвешивать и проверять вес всех индивидуальных слитков в складе с разными по весу слитками.

Драгоценные металлы всегда продавались в размерах, измеренных в тройских унциях, и поэтому естественно, что «Крюгерранд» также должен был содержать тройскую унцию золота.

Когда Горная палата предложила в качестве названия новой монеты «Троян», изначально оно было положительно воспринято.

Учитывая вес, равный тройской унции, «Троян» - это хороший выбор для названия, поскольку в нем подчеркивалась историческая составляющая золота.

В греческой мифологии, например, золотое яблоко сыграло свою роль, став поводом для начала Троянской войны, в ходе которой греки напали на город Трою. Когда Пелей и Фетида собирались жениться, все боги были приглашены и дарили от себя подарки. Эрида, богиня раздора, не была допущена Гермесом на праздник, по приказу Зевса.

Разгневавшись, она бросила свой подарок через приоткрытую дверь. Это было золотое яблоко с надписью «Самой прекрасной». Богини Гера, Афина и Афродита стали спорить по поводу того, кому должно достаться это золотое яблоко. Все трое хотели овладеть сердцем Париса, сыном в троянской царской семье. Все трое предстали перед ним обнаженными для того, чтобы завоевать его сердце. Афродита подкупила Париса, пообещав ему самую красивую женщину в мире. Он выбрал Афродиту, что привело к похищению Елена, жены спартанского царя Менелая, которая была увезена в Трою.

Золотое яблоко и Суд Париса красиво изображены на картинах таких художников, как Питер Пауль Рубенс (см. ниже), Пьер-Огюст Ренуар и Энрике Симоне.

Золото также играло и другие важные роли в греческой мифологии. Золотое прикосновение Мидаса и погребение мертвых, при котором на глаза умерших помещались золотые монеты в качестве оплаты Харону за паром через реку Стикс, - все это хорошо известные мифы. Тысячи лет спустя, когда обсуждалось название «Троян» для новой южноафриканской золотой монеты, господствовало мнение, что мифические аспекты золота добавят ей таинственность и очарование.

Министр финансов, д-р Эбен Дёнгес был с этим не согласен.

В течение третьего чтения законопроекта о южноафриканском монетном дворе и валюте в 1964 году, он говорил следующее:

«Я уже об этом говорил во время второго чтения, о том, что мы не пришли к согласию относительно «Трояна» и пятиунцевых золотых монет «Ранд». К этому я хочу добавить следующее: если мы согласимся на выпуск унцевой монеты, то я очень хочу, чтобы мы нашли более подходящее название для нее, чем «Троян». Мы хотели бы услышать другие предложения. Закон пусть будет принят, как есть, я не хочу, чтобы делались какие-то изменения. Я уже говорил, что мы можем полностью отказаться от идеи с унцевой монетой. Возможно, также, что мы примем идею унцевой золотой монеты, но только с другим именем. Мне хочется услышать предложения по этому поводу. Возможно, Пресса сможет помочь нам в этом отношении. Я не хочу сказать, что текущее название не может быть принято, но просто хотелось бы услышать несколько альтернативных названий».

Почему Дёнгес был против названия «Троян»?

Американские презервативы «Троян» выпускались с 1920-х гг. компанией «Young’s Drug Products». Почти через 100 лет, значительная часть всех презервативов, продаваемых в США, реализуются под торговой маркой «Троян». Даже в качестве названия для презерватива, название «Троян» остается двусмысленным, как показывают результаты онлайн-дебатов по этому поводу. И это неудивительно, ведь не хочется, чтобы какие-нибудь солдаты тайным образом просочились сквозь защиту города, - утверждают некоторые онлайн-комментаторы [эвфемизм для оплодотворения – прим. пер.]! Однако подобно тому, как Троя пала под натиском греков, так произошло и с идеей о названии новой золотой монеты в качестве «Троян».

Впоследствии министр получил список альтернативных имен для монеты.

Горная палата предпочитала библейские названия. Сообщество африканеров предложило имя президента Пауля Крюгера. По сообщениям, название «Крюгерранд» было, наконец, создано во время заседания кабинета, хотя неясно, можно ли приписать его создание самому министру финансов или любому другому члену кабинету министров.

Первоначально были написаны два слова – Крюгер Ранд – но позднее было создано одно слово, как только появился предварительный дизайн монеты. «Ранд» отсылает к южноафриканской денежной единице, которая является аббревиатурой для Витватерсранда.

Сохранилось письмо, которое теперь находится в Национальном архиве Южной Африки, являющееся частью переписки между г-жой Севвенберген с министром финансов, д-ром Дидерихом в сентябре 1967 года. Она утверждала, что г-н Маре из «Mountain View», Претория, предложил имя «Крюгер» или «Пауль» после того, как газета «Die Transvaler» попросила общественность выбрать название для монеты. Она потребовала, чтобы формально было признано первенство в создании этого названия именно г-ну Маре.

В выборе названия Крюгерранда сыграло определенную роль и то, что легенда о миллионах Крюгера и золотых монетах старого трансваальского президента еще была свежа в умах многих африканеров и, вероятно, некоторых членов кабинета министров. Учитывая национализм африканеров и апартеид, достигший в то время наивысшей точки своего развития, можно предположить, что название было одобрено, поскольку оно указывало на исторические связи со старой бурской республикой, означая независимую нацию, сражающуюся со «злой» мировой империей.

Какова бы ни была причина, переход от Трояна до Крюгерранда вернуло имя Пауля Крюгера в коллективное сознание южноафриканских граждан. Старый президент бежал в Европу в 1900 году во время Бурской войны и больше не увидел свою страну и свою жену в своей жизни. По прошествии 67 лет Крюгер снова появился на золотых монетах, которым суждено было стать самым узнаваемым южноафриканским брендом.

12 октября 1966 года был принят законопроект о внесении поправок в закон о южноафриканском монетном дворе и валюте (№ 40 от 1966 года), согласно которому название «Троян» было заменено на «Крюгерранд». По сравнению с законом 1964 года, стандартный вес в граммах был слегка изменен до 33, 93107, с наименьшим весом в 33,71792 г. Законопроект о внесении поправок в закон о южноафриканском монетном дворе и валюте по-прежнему предусматривал создание золотой монеты с номиналом в 5 рандов, но ее так и не стали чеканить.

Как оказалось, изменение названия стало удачным. Как только ограничение на частное владение золотом в США было отменено в 1975 году, огромное количество южноафриканских монет было продано там. Вряд ли даже самой проницательной маркетинговой кампании удалось бы продать в таких количествах золотую монету, у которой было бы такое же название, как и у популярного американского бренда презервативов.

7

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод седьмой главы этой книги: ««Блестящая» карьера для Крюгера». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

«Представьте себе старого джентльмена, крепкого телосложения, с бородой, прямыми черными волосами, почти не пострадавшими от потрясений, которые окружали жизнь их владельца во время войны и треволнений. На его лице мало морщин, кроме них особо выдающимися являются большие височные лобные доли, которые немного нависают над его глазами, что становится все более заметным с годами». Эскиз портрета Пауля Крюгера из журнала «The Cape Illustrated Magazine», 1892 год.

Как только название монеты было официально изменено, началась работа над ее дизайном.

8 марта 1967 года директор южноафриканского монетного двора, Коос Гроневальд (см. фотографию ниже) написал письмо министру финансов, в котором он упомянул о более раннем проекте, предложенном министром, с использованием бюста Крюгера и надписи «Крюгер Ранд».

На реверсе монеты должны были находиться только следующие надписи: «Republiek van Suid Afrika» (Южноафриканская республика) и «1 ons fyn goud - 1 oz fine gold» (1 унция чистого золота на африкаанс и английском языках).

Однако Гроневальд посчитал, что дизайн не соответствует требованиям остальной части серии монет и предложил альтернативный дизайн.

Интересно отметить, что в своем письме к министру финансов Гроневальд говорил о монете, которая была прикреплена к письму. До настоящего времени нумизматическое сообщество в Южной Африке не знает, что это была за монета. Ее нельзя найти ни в музее монетного двора, ни в какой-нибудь крупной коллекции в стране. Это, возможно, один из самых редких южноафриканских эскизов монет.

Конечно, он принесет большую прибыль, если его обнаружат. Неясно, был ли он отчеканен в золоте или в одном из цветных металлов. Может это был просто набросок предлагаемого дизайна – дизайна, который похож на монеты 1967 года, за исключением того, что слово Крюгерранд еще разделено на два слова.

16 марта 1967 года был отправлен важнейший телекс от министра финансов, Виктора Лоддера, в Кейптаун, к директору Монетного двора. В нем на языке африкаанс было написано следующее: «Kabinet het ontwerp oir Krugerrand goedgekeur behalwc dat Krugerrand H RPT een herhaal een woord in albei tale moet wees X Dit hom ooreen met die schedule can Wet No 40 uon 1966 X» (Кабинет министров утвердил дизайн Крюгерранда, но слово «Крюгерранд» должно быть написано одним словом. Оно соответствует порядку и постановлению №40 1966 года).

Телекс хранится в Национальном архиве Южной Африки. Письмо об этом также было отправлено в Монетный двор 17 марта 1967 года. Гроневальд писал: «Мы обнаружили, что у нас остались штемпели для большинства старых южноафриканских монет с бюстом Крюгера, что пригодится для Крюгерранда».

Бюст Крюгера на южноафриканских монетах был создан в 1890-х гг. Отто Шульцем из Берлинского монетного двора. Шульц создал прекрасный, величественный профиль Крюгера – человека, которого многие считали менее привлекательным.

Уильям Морком, юрисконсульт сэра Феофила Шепстоуна, писал в 1877 году: «Пауль Крюгер – пожилой человек, некрасив, с выражением лица, указывающим на упрямый и крайне жестокий характер… его скудные волосы в такой степени слеплены друг с другом, что они лежат полосками на голове, а капли прогорклого кокосового масла собираются на концах каждой пряди волос, что делает необходимым использование карманного гребня во время обеда».

По сведению некоторых источников, эти штемпели со старым бюстом Крюгера были отклонены, а затем восстановлены для Крюгерранда Томми Саасееном, главным чеканщиком Южноафриканского монетного двора. Однако Саасеена подтвердил, что некоторые из этих старинных штемпелей сохранились, и он мог использовать их непосредственно, добавив только новую надпись.

Историческая справка о Саасеене: Томми Саассеен родился в Претории 4 июня 1932 года и получил образование в местном колледже Христианских братьев. Он начал работать в Южноафриканском монетном дворе в 1950 году в качестве подмастерья, хорошо запомнив слова своего начальника, после проведенного там месяца, что, мол, из него не получится штамповщик, поскольку у него нет для этого необходимых навыков. К счастью для страны и сообщества коллекционеров монет, Саассеен не обратил внимания на этот комментарий и, при поддержке своего отца, сделав свои первые шаги к тому, чтобы стать одним из самых лучших штамповщиков в Южной Африке. После посещения занятий по дизайну и моделированию в Техническом колледже Претории, Саассеен стал учеником скульптора Хенни Потгитера, который вылепил несколько фризов внутри памятника Воортреккер. В течение трех лет Саассеен посещал Потгитера один раз в неделю, оттачивая свои значительные навыки по скульптуре. После непродолжительного периода работы в «Pretoria Metal Art», Саассеен вернулся в Южноафриканский монетный двор в 1959 году и вскоре был назначен на должность главного штамповщика. Он отвечал за доработку серии никелевых монет, работал над другими дизайнами, включая дизайн Сварта на никелевых монетах 1968 года, бюст Эбена Дёнгеса в 1969 году и герб, который помещался на монетах 1969-1970-х гг. В марте 1974 года Саассеен подал прошение об отставке и с тех пор открыл свое дело по производству медальонов.

Во время слушаний Специального комитета было решено использовать изображение спрингбока, которое ранее находилось на золотых монетах с номиналом в 1 и 2 рандах, и должно было быть зарезервировано для исключительного использования на золотых монетах.

Д-р Холлоуэй сказал во время слушаний, что «<…> на мой взгляд, очень жаль, что изображение спрингбока на золотых монетах теперь появится и на маленьких монетах тоже <…> Я хочу особо подчеркнуть, что на реверсе обычных монет не должно находиться то же изображение, что и на реверсе золотых монет…».

Жан Поль Ру, бывший директор Монетного двора, поддержал эту точку зрения: «<…> Что касается изображения спрингбока, который признан во всем мире как самый привлекательный и лучший современный образ для монет, я думаю, что оно должно появиться на золотых монетах с номиналом в 1 и 1/2 ранда… Мы считаем, что изображение спрингбока может быть зарезервировано исключительно для наших золотых монет».

Когда изображение спрингбока было выбрано, все, что должен был сделать Саассеен, так это создать штампы нужного размера, используя оригинальную модель, выпущенную Кертом Штейнбергом для первой кроны (5 шиллингов) в 1947 году. Также необходимо было добавить правильную надпись.

Изображение спрингбока широко использовалось для монет, появившись впервыые на южноафриканских монетах в 5 шиллингах (крона) в 1947 году. Эта монета была создана в качестве памятного выпуска в честь празднования визита британской королевы в Южную Африку в 1947 году, когда королева Елизавета II была еще молодой принцессой. Этот исторический визит королевской семьи привел к созданию изображения, которое будет впоследствии использовано для «Крюгерранда».

Королевская семья посетила также золотую шахту в Объединенных шахтах Западного Ранда.

В преддверии визита Южноафриканское нумизматическое общество подало письмо министру финансов, предлагая отчеканить памятную монету. Они рекомендовали использовать для реверса дизайн кроны и образ спрингбока. Пять скульпторов были приглашены для предоставления проектов – Джоан Кендалл, Керт Штейнберг, Хенни Потгиеттер, Джеймс Гардинер и Эрни Нэйлор. Изображение Штейнберга было выбрано и остается одним из самых узнаваемых в мире.

Историческая справка о Керте Штейнберге: Керт Штейнберг родился в 1905 году в Претории и посещал школу в маленьком городе Бетал. Его отец был фермером, и именно благодаря хорошему урожаю кукурузы Керт смог пойти в художественную школу в Грэхемстауне. В 1928 году он отправился в Лондон и учился у знаменитого британского скульптора Генри Мура. Жизнь была тяжелой в Лондоне во время Великой депрессии, и голод принудил его пойти на улицу, чтобы заработать на жизнь своими картинами. К 1933 году он настолько отчаялся, что обратился в Южноафриканский дом для получения кредита, чтобы вернуться в Южную Африку. К его изумлению, ему было поручено задание - сделать статую Яна ван Рибека для Южноафриканского дома и его положение стало улучшаться. Нумизматическая карьера Штейнберга началась, когда Южноафриканский монетный двор обратился к нему в 1942 году для создания дизайна кроны 1947 года, а его изображение спрингбока было настолько удачным, что оно появлялось непрерывно на южноафриканских серебряных и золотых монетах с того времени вплоть до нынешних Крюгеррандов. Очень немногие знают, что буквы C.L.S., расположенные ниже спрингбока на Крюгерранде, обозначают Керта Лоренса Штейнберга. От голода и отчаяния на улицах Лондона в 1933 году до появления своих инициалов на золотой монете с тиражом в 60 млн. экземпляров впоследствии - это было невероятное достижение для мальчика из Бетала.

Эдвардс сообщает, что для создания своего дизайна, Штейнберг отправился в Зоопарк Претории, чтобы лучше изучить спрингбока, а также использовать фотографии прыгающего спрингбога. Работа Милле «Дыхание от Вельдтов», как сообщается, очень помогла Штейнбергу.

Изображение спрингбока у Штейнберга, по разным сведениям, не было результатом влияния классических греческих монет, которые были известными своими «длинноногими» изображениями. Однако он отметил: «Мне больше нравятся жилистые или «длинноногие» формы. Их не только лучше «понимать», но они также представляют больше форм и линий для организации и сочетания».

Одним из наиболее известных южноафриканских алоэ, Aloe Claviflora, была изображена между ногами спрингбога. Алоэ была впервые описано британским натуралистом Уильямом Бёрчеллом в его работе 1822 года «Путешествия по внутренней Южной Африке». Он собрал это растение во время остановки в реке Риет в районе Фрейзербург, что тогда называлось провинцией Кейп, но это алоэ в настоящее время распространено в обширном регионе, в засушливом районе Южной Африки (Кару).

В этой части страны обитает очень много спрингбоков, а маленькие холмы на фоне изображения типичны для коппий (небольшие холмы), которые можно найти в Кару.

Одним из наиболее интересных аспектов дизайна Крюгерранда заключается в рубчатом гурте (небольшие углубления на краю монеты, которые также называются «фрезерованием»). Исторически, использование рубчатого гурта предназначалось для предотвращения обрезания золота или серебра с краев монет. Эта практика была серьезной проблемой в начале истории чеканки монет и привела к тому, что многие из этих монет были сфальсифицированы.

Когда новая серия монет была создана в Южной Африке в 1964 году, было решено, что рубчатый гурт уже не нужен, и что никелевые монеты будут с гладким гуртом. Но был достигнут консенсус относительно того, чтобы оставить рубчатый гурт для золотых монет. Как сказал д-р Холлоуэй в под-комитете: «Процесс фрезерования датируется XVIII веком и был введен для предотвращения обрезания монет из драгоценных металлов. Маловероятно, что в нынешнее время кто-нибудь сделает нечто подобное с монетами из цветных металлов, и фрезерование, стало быть, больше не требуется, за исключением золота».

Диаметр монет был выбран с тем расчетом, чтобы он был равен диаметру серебряной монеты с номиналом в 1 ранд, находившейся в обращении в то время, поскольку это давало практическое преимущество, ведь можно было использовать то же самое чеканное оборудование. Это объясняет то, что Крюгерранд обладает известным диаметром в 32,77 мм.

В положениях закона о южноафриканском монетном дворе и валюте (закон №78 от 1964 года) была определена проба Крюгерранда, состоящая из 11/12 чистого золота и 1/12 сплава. Это означает стандартную 22-каратную золотую монету. Тем не менее, она содержит унцию золота, поэтому фактическая монета тяжелее тройской унции.

Спрингбок (Antidorcas marsupialis) - это антилопа, естественным местом обитания которой является Южная часть Африки, и до недавнего времени ее образ находится на гербе Южной Африки.

Сначала образ спрингбока появился на южноафриканских монетах для памятной 5-шиллинговой монеты в 1947 году. Спрингбоки являются быстрыми животными, которые могут достигать скорости 80 км. в час и прыгать более чем на 10 метров. Спрингбок в настоящее время широко распространен в засушливых западных регионах Южной Африки и во всей Намибии. Обычно он встречается в небольших стадах, но в течение миграционных периодов эти стада могут насчитывать тысячи особей. Спрингбок гарцует, прыгая посредством сильных ног и изогнутой спины – что изображено на Крюгерранде. Спрингбок как национальный символ имеет историю, которая началась с 1906 года, когда южноафриканская команда по регби, возглавляемая Полом Роосом, впервые совершила поездку по Великобритании. Название «De Springbokken» было принято командой в Англии после опасений по поводу того, что британская пресса может придумать менее лестное название для них. Президент Нельсон Мандела позволил южноафриканской команде по регби сохранить это название, несмотря на то, что спортивные команды после 1994 года стали называться «Протеи».

Нумизматы называют пробной монетой монету с новым дизайном, металлом или номиналом, которую могут начать чеканить. Пробная монета может быть отчеканена в разных металлах на нормальных или толстых планшетах (металлические диски использовались для чеканки монет или планшетов). Мало существует пробных монет «Крюгеррандов» и это является, возможно, следствием того, что монета основана на уже существующих дизайнах: то есть, не было необходимости чеканить много пробных монет для оценки различных дизайнов. Нераскрытой тайной остается переписка между южноафриканским монетным двором и южноафриканским казначейством, в которой указывалось, что дизайн Крюгерранда был представлен в парламент для утверждения.

Название Крюгерранд появилось в двух словах в этом представлении. Неизвестно, шла ли речь о настоящей монете или только об эскизе, фотографии предполагаемой монет. О «Крюгерранде» было официально объявлено в правительственной газете 28 июня 1967 года и фотография Крюгерранда 1967 года была приложена к этой прокламации. Образцы монеты 1967 года были уже отчеканены к тому времени. Коллекционерам редко удается найти серебряную монету 1967 года, а ее образец хранится в коллекции Южноафриканского монетного двора. Относительно этого образца не существует никакой официальной документации, но, несомненно, было бы полезно оценить окончательный дизайн при чеканке монеты. Говорят даже о существовании специального набора из шести Крюгеррандов, похожих на монету 1967 года в одной коробке. Эти монеты были отчеканены с использованием различных сплавов, чтобы министр финансов выбрал, какой из них будет использоваться в производстве. Однако текущее местонахождение этих образцов неизвестно, и фотографий различных цветов этих монет нет. Что касается дробных монет, единственными существующими образцами являются бронзовые планшеты, которые, по-видимому, использовались Горной палатой для оценки размеров дробных монет. Интересный образец Крюгерранда 1998 года расположен в коллекции Южноафриканского монетного двора. Эта монета была отчеканена в платине для определения возможности чеканки платиновых монет. Несмотря на то, что Южная Африка является крупнейшим производителем платины в мире, этот проект так и не был реализован.

Сплав не был указан в Законе, но в последние годы использовалась медь, что сделало монету идентичной старинной золотой кроне, используемой в качестве британских золотых монет на протяжении многих веков. Крона впервые вошла в обращение во время правления Генриха VIII в Англии в 1526 году, тогда как более ранние золотые монеты Британии чеканились из мягкого 23-каратного золота, что привело к их преждевременному износу. Знаменитые гинеи и Соверены были отчеканены в 1817 году, и все они чеканились с использованием золота, как у кроны. Миллионы Соверенов чеканились в преторианском филиале Королевского монетного двора с использованием того же сплава, что и у золотых монет с номиналами в 1 и 2 ранда, поэтому неудивительно, что такой же сплав был выбран для Крюгерранда.

В универсальном «Пособии по южноафриканским монетам и планшетам» Херн утверждает, что шесть планшетов Крюгеррандов различных цветов находились в хранилищах в Аффинажном заводе Ранда. Текущее местонахождение этих планшетов неизвестно. В первые годы истории монеты министр финансов выбрал тот, который вышел в производство. Неясно, какой сплав был выбран и как он изменился за эти годы. Некоторые из ранних Крюгеррандов, похоже, имеют другой цвет. Тем не менее, золотой сплав был принят для всех новых Крюгеррандов – решение, которое оказалось разумным, когда стало ясно, что золотые монеты из чистого металла, конкуренты Крюгерранда, можно было легко повредить, что поставило под угрозу их привлекательность для инвесторов в золото.

Когда пришло время определить цену на монету, Южноафриканский монетный двор внес некоторые предложения в 1967 году. Стоимость золота в марте 1967 года была равна 25,226 рандов, к которой нужно было добавить стоимость производства монеты, 0,225 ранда, и прибыль 20%, поэтому предлагаемая цена монеты была равна 30,55 ранда. В июле 1967 года эта цена была рекомендована монетным двором и была слегка увеличена, до 31 ранда, из-за увеличения цен на золото.

В конце концов, золотые Крюгерранды, впервые выставленные для широкой публики во время Йоханнесбургского пасхального фестиваля Ранд в 1970 году, продавались за сумму меньше 27,24 ранда.

8-1

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод восьмой главы этой книги: «Производство и продажа «странной монеты»». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

«Эта странная монета – она содержит ровно одну унцию золота – была изобретена южноафриканцами в те далекие годы (1967 год), когда у них были проблемы с продажей золота. Поэтому у этой монеты нет романтичной родословной, как у Соверенов, и продается она с наценкой в восемь процентов по отношению к цене содержащегося в ней золота – в то время как даже на самый дешевый Соверен наценка составляет 30%» - Лондонская газета «Daily Mail» за 1974 (цит. по: «The Star newspaper» за 3 января 1974 года).

Обычные золотые слитки, производимые южноафриканскими шахтами на их заводах, состояли из сплава 84% золота, 11% серебра и 5% цветных металлов. Цветными металлами, как правило, были медь, свинец, цинк и железо. Не секрет, что любой человек, желающий купить Крюгерранд, был бы недоволен, если бы его монеты имели такой же состав, и поэтому было необходимо, чтобы золото было аффинировано перед чеканкой.

Аффинажный завод «Rand»

Создание местного аффинажного завода стало важным моментом с первых дней золотодобывающей промышленности Южной Африки, поэтому в 1920 году аффинажный завод «Rand» был учрежден Горной палатой. Он был построен в Гермистоне, в 16-ти километрах к востоку от Йоханнесбурга. Это место было выбрано из-за того, что по близости находились шахты Витватерсранда и необходимая железнодорожная инфраструктура. Акционерами компании стали основные производители золота в Южной Африке и к декабрю 1921 года завод мог аффинировать 12 млн. унций в год.

Эта производственная мощность была постепенно увеличена, а в 1965 году началась крупная программа по усовершенствованию производства, сделав аффинажный завод главным фактором для создания Крюгерранда. По состоянию на 2016 год, аффинажный завод «Rand» выпустил миллионы чистых золотых дисков для чеканки золотых Крюгеррандов Южноафриканским монетным двором, при этом, не замедляя свои темпы развития.

В настоящее время этот аффинажный завод является «крупнейшим интегрированным комплексом по переработке и переплавке драгоценных металлов в мире», как утверждается в официальной литературе. Статистика подтверждает эти утверждения: завод аффинировал более 50 тыс. тонн золота с момента своего открытия, а качество аффинированного золота признано во всем мире, в результате чего завод стал одним из пяти заводов, зарегистрированных в Лондонской ассоциации участников торговли драгоценными металлами.

После создания аффинажного завода «Rand», было принято решение использовать процесса хлорирования при аффинаже, который использовался в Австралии, а запатентован Миллером, пробирщиком Монетного двора Сиднея в 1867 году. В лондонском аффинажном заводе, впрочем, до сих пор использовалась серная кислота, но считалось, что процесс хлорирования позволяет более эффективно обрабатывать золото.

В качестве первой части процесса аффинажа, хлорный газ пропускают через расплавленное золото. Элементы сплавов преобразуются в соответствующие хлориды, и их можно отделить в форме газа или жидкого шлака. Благодаря этой технологии получается золото с пробой, по крайней мере, на уровне 99,6%.

В качестве второго этапа используется электролитический аффинаж золота, которое пойдет впоследствии для производства Крюгеррандов, поскольку проба здесь получается на уровне «четырех девяток».

Заготовки для монет Крюгерранд в 1967-1969 гг. создавались на Южноафриканском монетном дворе. Но к концу 1969 года Горная палата захотела продавать большое количество монет за рубежом, и поэтому в феврале 1970 года аффинажный завод Ранд начал выпускать заготовки для Крюгеррандов со скоростью в 2 тыс. в день.

Эти первоначальные заготовки были изготовлены с использованием оборудования, взятого у Южноафриканского монетного двора, но по мере роста спроса на монеты, производство было увеличено до 40 тыс. заготовок в день. В целях удовлетворения огромного спроса на Крюгерранды в конце 1970-х гг., был установлен новый прокатный стан.

Следующей проблемой для производства стал выпуск дробных монет в 1980 году, особенно монет с весом в 1/10 унций. Высокий уровень утилизации золотого лома требовал установку высокоточного прокатного оборудования.

Станок непрерывной разливки был установлен и введен в эксплуатацию в октябре 1983 года. Для производства 22-каратного сплава, с содержанием золота между 91.67% и 91,72%, аффинированное золото и правильное количество меди должны были плавиться и выливаться в печную форму. Это позволило получить твердый металл в печной форме. Полоса золота затем наматывается и вырезается, когда достигается необходимая масса. Полоса пропускается через прокатный стан несколько раз, чтобы уменьшить толщину с 8 м до 2,34 мм для унцевых Крюгеррандов и 0,94 мм для 1/10 унцевых монет.

Когда доходит дело до перфорации полоски, она подводится под удар и машина выбивает четыре заготовки одним махом. Заготовки освобождаются от острых краев и масла, а затем складируются в мешках. Во время окончательной проверки, заготовки подаются в автоматические сортировочные машины и взвешиваются, прежде чем машины отсортируют их в различные емкости. Заготовки с недостаточным весом, а также с лишним весом, не принимаются. Заготовки, которые немного не соответствуют требованиям по весу, корректируются для получения правильного веса.

Бриллиант анциркулейтед и пруф

Инвестиционная монета – это термин, предназначенный для золотых монет массового производства, в то время как монеты в пруфе специально создаются для коллекционеров и чеканятся с ограниченным тиражом. В случае с Крюгеррандом, отчеканенные золотые инвестиционные монеты отправлялись обратно в аффинажный завод «Rand» для распространения, в то время как Южноафриканский монетный двор занимался маркетингом и продажей только монет в пруфе. Кроме того, процесс чеканки несколько отличается в случае инвестиционных монет Крюгерранд и монет в пруфе, которые чеканятся в Южноафриканском монетном дворе.

Крюгерранды в пруфе можно определить по их зеркальной поверхности и матовому изображению. Еще одним отличительным свойством, введенным в 1977 году, является то, что на гурте монет в пруфе помещается 220 зубцов, а на монетах в бриллиант анциркулейтед - их 180. Штампы для монет в пруфе специально готовятся пескоструйной обработкой для создания матового изображения. Поля штампа впоследствии полируются, что дает монете сочетание матового изображения и зеркальной поверхности. Во время процесса чеканки монеты в пруфе ударяются прессом несколько раз, чтобы достичь высокой четкости, в то время как монеты с качеством бриллиант анциркулейтед ударяются только один раз.

С 1967 по 1969 гг., только несколько тысяч монет в пруфе (10 тыс. монет в год) были отчеканены и проданы, в основном для коллекционеров. Эти первые Крюгерранды являются редкими и обладают наценкой среди коллекционеров из-за содержащееся в них золото.

Далее, лишь небольшое количество так называемых «высококачественных» монет было отправлено на экспорт (40 тыс. в 1967 году и 20 тыс. в 1968-1969 гг.). Эти продажи стали результатом переговоров между Горной палатой и консорциумом из трех швейцарских банков, а именно Швейцарской банковской корпорацией, Швейцарским кредитным банком и Швейцарским Юнион банком. Данные банки указали Горной палате, что конкурировать Крюгерранду на рынке с другими хорошо известными монетами будет трудно, поэтому следует чеканить их в ограниченном тираже и в высококачественном пруф-лайк качестве. Благодаря этому консорциуму было продано 70 тыс. монет между октябрем 1967 и октябрем 1969 гг.

Первые шаги Крюгерранда на международной арене были робкими.

С 1967 по 1969 гг., Южноафриканский монетный двор отчеканил монеты в пруфе и высококачественные монеты для экспорта.

Крюгерранд в качестве бриллиант анциркулейтед начали чеканить в массовом масштабе с апреля 1970 года после того, как Горная палата получила разрешение продавать монеты в местных южноафриканских банках.

Д-р А. А. «Атти» фон Малтитц, председатель Комитета по исследованию золота в Горной палате, был очень расстроен из-за медленного темпа продаж монет. В 1969 году он начал переговоры со швейцарцами, а также рассматривал возможности расширения каналов сбыта монет. Несмотря на возражения со стороны швейцарских банкиров, он был непреклонен, заявляя, что Горная палата должна продавать эту монету в качестве монеты с массовым выпуском, а не только как монету в пруфе для рынка коллекционеров. Без особого энтузиазма, но все-таки было заказано 100 тыс. монет.

В конце 1969 года Горная палата приняла решение о чеканке 500 тыс. монет в качестве бриллиант анциркулейтед. Первые продажи этой монеты на зарубежных рынках состоялись в тогдашней Западной Германии. В своей книге «Золотой Йоханнесбург» Джон Лэнг приводит интервью с Фрицем Плассом, который в то время возглавлял Золотой филиал Немецкого банка.

Пласс признался, что получил инструкции от своего руководителя: «У меня здесь Ангусс Колти из Южной Африки с монетами на продажу. Нужно ему помочь».

Пласс понял, что Крюгерранды со статусом законного платежного средства не будут облагаться 12%-ным НДС, которым облагались все ввозимые в Германию товары. Это предоставило немцам доступ к самой дешевой форме золота. Он принял личное решение заказать 50 тыс. монет, но затем столкнулся с некоторыми трудностями, когда несколько филиалов вернули монеты в главный офис, полагая, что монеты никогда не продадутся. День запуска продаж был установлен на 13 ноября 1970 года и к радости Пласса, монеты быстро оказались распроданными. Еще 105 тыс. монет были проданы в течение следующих двух недель. Скептицизм уступил место проблеме удовлетворения огромного спроса, и в 1978 году Немецкий банк приобрел свою пятимиллионную монету.

В своем отчете за 1970 год, Горная палата сообщила, что после маркетинга Крюгерранда через коммерческие банки (около шести месяцев назад), 73 тыс. монет было продано в Южной Африке и 359 тыс. – за рубежом. Стало быть, в общей сложности было реализовано 432 тыс. монет, стоимостью в 12 млн. рандов.

Несмотря на ранний успех в Германии, международное продвижение Крюгерранда столкнулось с большими проблемами в начале 1970-х гг.

Одной из причин этих проблем было то, что гражданам Великобритании и США до сих пор было запрещено владеть и покупать современные золотые монеты. В США закон о золотом запасе от 1934 года, известное распоряжение Рузвельта, а также банковские законы 1933 года разрешали хранение золотых монет, обладающих «признанной нумизматической ценностью». Однако эта самая признанная нумизматическая ценность создавала путаницу на протяжении многих лет, в то время как золотые монеты можно было найти у нумизматических дилеров. В 1954 году министерство финансов изменило эти правила и признало все золотые монеты до 1933 года в качестве редких. Монеты, отчеканенные после 1933 года, подлежали оценке Нумизматического куратора Национального музея США. Коллекционеры монет Великобритании столкнулись с аналогичной дилеммой.

8-2

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод второй части восьмой главы этой книги: «Производство и продажа «странной монеты»». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

На протяжении многих лет британцы могли коллекционировать только золотые монеты, выпущенные до 1837 года, а принятие Распоряжения по золотым монетам в 1966 году вызвало дополнительные сложности, поскольку Банк Англии потребовал регистрации коллекционеров монет. Коллекционерам пришлось ограничиться четырьмя золотыми монетами, отчеканенными после 1837 года. К 1970 году единственным крупным государством, запрещавшим торговлю золотом своим гражданам, был Советский Союз, где частное владение золотом считалось серьезным экономическим преступлением и наказывалось смертной казнью. Впрочем, это не помешало существовать процветающему черному рынку золота в Советской России.

В 1971 году были наконец-то отменены ограничения для британских граждан относительно накопления золотых монет, создав необходимые условия для продаж Крюгерранда в Великобритании.

В начале 1970-х гг. производство и организация продаж Крюгерранда сталкивались с трудностями и предполагали взаимодействие различных учреждений. Представители Горной палаты, золотодобытчики, производили золото, а затем отправляли его на аффинажный завод Ранда. После того, как золото было аффинировано и к нему прибавлен сплав меди, из него изготовлялись заготовки в соответствии с точными стандартами. Эти заготовки отправлялись на Южноафриканский монетный двор (находившийся тогда в Претории) для чеканки. В журнале «The Economist» за 1974 год сообщалось, что Горная палата платила Южноафриканскому монетному двору 17 британских пенни за каждую отчеканенную монету. Палата затем продавала монеты Южноафриканскому резервному банку по цене на три процента выше средней по сравнению с фиксингом Лондонского рынка золота. Резервный банк затем продает их по цене на восемь процентов выше этой цены и готов скупить их обратно за два процента ниже лондонского фиксинга. Это обеспечивало разницу между ценой на покупку и продажу на уровне 10%.

Стратегия рекламирования Крюгерранда в качестве монеты со статусом законного платежного средства оказалась решающей для продаж этой монеты в Британии, ведь она освобождалась от НДС и наценки за инвестиционную валюту. Это дало ей преимущество перед мексиканским песо и австрийским дукатом; однако Крюгерранд все же облагался налогом на прирост капитала.

С января 1974 года американские граждане получили право владеть золотыми монетами, выпущенными до 1960 года. Это позволило импортировать рестрайки старинных золотых монет из Австрии и Мексики, но не Крюгерранд.

Поправка к закону о международной ассоциации развития окончательно восстановила свободу владения золотом с 31 декабря 1974 года.

В течение первых двух лет после начала продаж Крюгерранда в США, особого ажиотажа не было, поэтому возникло впечатление, что американская публика потеряла интерес к золоту, но затем объем продаж Крюгерранда вырос быстрыми темпами.

Инвестиции в золото были сосредоточены в двух областях в те годы – Крюгерранды и фьючерсы.

Организовать международные продажи Крюгерранда было поручено Международной корпорации золота (Intergold) – дочерней компании Горной палаты, которая финансировалась ее членами-золотодобывающими компаниями. В число шести золотодобывающих компаний, контролирующих Intergold, входили Anglo American Corporation of South Africa Limited, Anglovaal Limited, General Mining Union Corporation Limited, Gold Fields of South Africa Limited, Johannesburg Consolidated Investment Company Limited и Rand Mines Limited.

Главная цель Intergold заключалась в популяризации золота посредством своих филиалов по продаже ювелирных изделий, монет и промышленных изделий. Компания Intergold имела амбициозный план по поводу продаж Крюгерранда, расположив штаб-квартиру в йоханнесбургском «Corner House», а региональные, международные филиалы находились в Женеве, Нью-Йорке, Гонконге, Брюсселе, Барселоне, Токио, Париже, Лондоне, Лос-Анджелесе, Милане и Мюнхене. К тому же компания выбрала первичных дистрибьюторов для продаж Крюгерранда по всему миру.

В 1976 году Intergold запустила крупную рекламную кампанию в США по поводу продаж Крюгерранда. На Нью-Йоркской ювелирной ярмарке была организована выставка, а также соответствующее собрание Американской нумизматической ассоциации. На выставке проводился конкурс на выигрыш Крюгерранда, который будет вручен тому, кто угадает стоимость монет в аквариуме, заполненном Крюгеррандами и охраняемого пираньями. В Лос-Анджелесе и Далласе посетители должны были угадать количество Крюгеррандов в башмаке.

Буклет, изданный Международной золотой корпорацией в 1984 году, наглядно иллюстрировал массовую рекламную кампанию, которую проводил Intergold, несомненно, сыгравшей ключевую роль в успехе монеты на международном уровне.

Вот какие были слоганы по поводу Крюгерранда:

«Это лучший способ владения золотом»

«Не существует несвоевременности в деле покупки золота, а сейчас самое время покупать золото»

«Являются ли ваши инвестиции такими же хорошими, как золото?»

«Добавьте золото к своим активам»

«Инвестируйте в золото»

«Станьте миллионером»

«Может вам стоит взглянуть поверх того, что предлагает Уолл-Стрит, и наполнить вашу инвестиционную программу действительно стоящими активами?»

«В мире золотых монет новые размеры Крюгеррандов стоят особняком»

«Люди не живут только инвестициями в Уолл-Стрит»

«Золото. Основа вашего инвестиционного портфеля»

К декабрю 1979 года, наценка на Крюгерранд по отношению к содержащемуся в нем золоту уменьшилась до двух процентов.

Это дало ему значительное конкурентное преимущество по сравнению с другими золотыми монетами, доступными в то время. Например, наценка у британского Соверена составляла девять процентов, а у старинной монеты США с номиналом в 20 долларов – 17,5%.

Intergold выбрала ряд основных мировых дистрибьюторов, и к апрелю 1984 года их было 20. Среди них были следующие:

Лондон: Johnson Matthey Ltd, Mocatta & Goldsmid Ltd, Samuel Montagu & Co. Ltd, NM Rothschild & Sons Ltd и Sharps, Pixley Ltd.

Нью-Йорк: J. Aron & Company, Mocatta Metals Corporation, Phibro и Republic National Bank of New York.

Канада: Bank of Nova Scotia в Торонто.

Цюрих: Swiss Bank Corporation, Swiss Credit Bank, Union Bank of Switzerland и Bank Leu.

Германия: Deutsche Bank AG, Dresdner Bank AG и Bayerische Landesbank Girozentrale.

Токио: Tanaka Kikinzoku Kogyo K.K., Mitsubishi Corporation и Sumitomo Corporation.

Организация продаж новой золотой монеты была проблематичной в Америке.

Курс золота оставался стабильным, на уровне 160 долларов за унцию, в течение большей части 1975 года. 17 июля 1976 года, за три дня до открытия продаж монеты в Нью-Йорке, цены понизились до 117 долларов, а цюрихские аналитики прогнозировали, что цены достигнут 60 долларов.

Дон Маккей Когхилл, исполнительный директор «Intergold», вспоминал о сложном вопросе, который ему задал нью-йоркский банкир во время начала продаж: «Слушай, я хотел бы узнать, откуда у вас взялась смелость появиться здесь, в самом большом и развитом инвестиционном рынке в мире, и начать продавать Крюгерранд – или как там его – в качестве инвестиционного продукта, когда всего 18 месяцев назад курс золота равнялся 200 долларов за унцию, а исходя из того, какие данные мы получаем из Цюриха, он спустится до 60 долларов?». Ответ Маккей-Когхилла был, как и положено, смелым: «Сэр, именно такие люди, как вы, купите Крюгерранд по нынешней цене, а через полгода, когда курс поднимется до 150 долларов, продадите его нам обратно».

В 1984 году, в соответствии с положениями о контроле торговли, южноафриканским банкам не разрешалось экспортировать Крюгерранды. Однако, покидая Южную Африку, иностранным посетителям было разрешено использовать иностранную валюту для покупки любого количества Крюгеррандов из «Volkskas Bank» в зале ожидания в аэропорту имени Яна Смэтса (теперь он называется международный аэропорт О. Р. Тамбо) в Йоханнесбурге.

9

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод девятой главы этой книги: «Схватка за золото». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

«Будет справедливее, если отныне вы будете платить больше за нефть. Скажем, в десять раз больше» - слова иранского шейха в 1973 году.

В августе 1971 года золото по-прежнему стоило 35 долларов за унцию. 21 января 1980 года, то есть, менее чем через девять лет, цена почти приблизилась к 850 долларам.

Почему это произошло? Идеальное стечение обстоятельств подтолкнуло золото к этому максимуму, который до сих пор не был превзойден в реальном (с учетом инфляции) выражении. Поскольку на рынке больше не было унцовых монет в наличии, кроме Крюгерранда, объемы его продаж достигли 30,3 млн. экземпляров за 1971-1980 гг.

Еще одним условием, определившим появление этого стечения обстоятельства, стало обесценивание стоимости доллара после отказа США от Бреттон-Вудского соглашения. Когда нефть оценивалась в долларах, страны-производители нефти получали то же количество долларов за свою нефть, но им приходилось платить больше долларов за импорт из-за высокого уровня мировой инфляции. Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) медленно корректировала цены после кризиса 1971 года, но курс нефти отставал от цен на другие сырьевые товары.

Иранский шейх кратко изложил эту проблему в интервью газете «The New York Times» в 1973 году: «Вы увеличили цены на пшеницу на 300%, то же касается и сахара, цемента… Вы покупаете нашу нефть и продаете ее нам же, в виде переработанных нефтехимических продуктов, в сто раз дороже, чем вы платите нам. Будет справедливее, если отныне вы будете платить больше за нефть. Скажем, в десять раз больше».

Поводом для увеличения цен на нефть стала арабо-израильская война 1973 года.

6 октября Египет и Сирия напали на Израиль с двух фронтов. День нападения был выбран специально, поскольку он совпал и Йом-Киппуром, самым святым днем в еврейском календаре. Египетские войска пересекли Суэцкий канал и продвинулись на территорию Синайского полуострова, а сирийцы в то же время атаковали Голанские высоты. Из-за больших материальных потерь, понесенных израильтянами, американцы обеспокоились из-за того, что Израиль может рассмотреть вариант ядерной атаки. 9 октября президент Никсон приказал начать операцию «Никель Грасс», американскую поддержку Израилю по воздуху для снабжения военной техникой. Это помогло Израилю одержать верх и вернуть все потерянные территории.

Помощь американцев Израилю вызвало недовольство в арабском мире и члены ОПЕК объявили нефтяное эмбарго Западу. 16 октября Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Абу-Даби, Кувейт и Катар повысили цены на нефть на 17% до 3,65 долларов за баррель и объявили о сокращении добычи.

В последующие дни было введено эмбарго на экспорт нефти в США и Нидерланды. К 23 ноября 1973 года эмбарго на поставки нефти было также распространено на Португалию, Родезию (ныне Зимбабве) и Южную Африку.

Последствия этих событий были серьезными, и к 1974 году цена на нефть увеличилась в четыре раза, до 12 долларов США за баррель.

Глобальный крах фондового рынка с 1973 по 1974 гг. сыграл немалую роль в усугублении мировых проблем. С 11 января 1973 года по 6 декабря 1976 гг., показатель индекс Доу-Джонса потерял 45% своей стоимости. Лондонская фондовая биржа особенно сильно пострадала, потеряв 73% своих капиталов.

По мере роста темпов инфляции в США, индекс потребительских цен подскочил с 3,4% в 1972 году до 12,3% в 1974 году, а в Великобритании достиг максимума в 23% в 1975 году, а значит, золото стало более привлекательным активом. В сочетании с глобальной экономической нестабильностью, этот высокий уровень инфляции в значительной степени поспособствовал продажам Крюгерранда в Европе. В журнале «The Economist» сообщалось, что к июлю 1974 года было продано монет на сумму 13 млн. фунтов стерлингов, что превысило объем импорта за весь прошлый год.

Южноафриканский монетный двор в Претории производил 75 тыс. монет в неделю и планировал удвоить это число благодаря улучшению производственных методов. Кстати говоря, в настоящее время для производства Крюгеррандов используется – и это поразительно! - 30% золота, добытого в Южной Африке.

Схватка за золото привела к наложению определенных ограничений на количество Крюгеррандов для продажи южноафриканским потребителям. Южноафриканский монетный двор сохранил список постоянных клиентов в 1960-х гг., и распределение коллекционных монет осуществлялось только между ними. До 1972 года клиенты могли заказать столько золотых монет, сколько они хотели.

Но к 1973 году появились ограничения: всего 5 Крюгеррандов и 20 других золотых монет (золотые монеты с номиналом в 1 и 2 ранда). В 1974 году постоянные потребители могли купить только один Крюгерранд в пруфе и шесть других золотых монет.

Ограничения коснулись не только отдельных коллекционеров. 23 июля 1974 года Казначейство серьезно ограничило объем предложения Крюгеррандов для южноафриканских потребителей, которые продавались коммерческими банками. По данным «The Economist», ограничения для отечественного рынка достигли 4,8 тыс. монет, поскольку было решено удовлетворить растущий международный спрос. Д-р Нье Дидерихс, министр финансов, заявил парламенту в 1974 году, что проводимая политика заключается в том, чтобы сосредоточиться на экспорте, поскольку спрос превышает производственную мощность аффинажного завода Ранда по производству заготовок, а южноафриканского монетного двора – по чеканке монет. На этом этапе наценка на монеты, продаваемые в Южной Африке, составляла 15% по отношению к курсу золота. Из-за большого спроса, как сообщалось в газете «Rand Daily Mail», Казначейство немного увеличило объем отечественных продаж в 1975 году - до 2 тыс. монет в неделю.

Последней причиной рекордно высоких цен на золото стала иранская революция и паника, вызванной последующим кризисом в связи с захватом американских заложников в этой стране.

В начале 1979 года массовые протесты привели к тому, что иранский шейх бежал из своей страны, и аятолла Хомейни встал у власти. От революции пострадала добыча нефти в Иране, что привело к росту цен на нее более чем до 30 долларов за баррель в 1980 году. Ситуация ухудшилась 4 ноября 1979 года, когда исламистские боевики и студенты заняли американское посольство в Тегеране в поддержку иранской революции. В общей сложности, 52 американца пребывали в плену в течение 444 дней, а неудачная попытка спасения авианосца «Нимиц» 24 апреля 1980 года привела к гибели восьми американских солдат. Вторжение войск Ирака в Иран, в конечном счете, дезориентировало ситуацию, и после переговоров заложники были освобождены, как только Рональд Рейган стал президентом.

Одним из условий, предъявленных Ираном, было разблокирование иранских активов в Америке. Иранцы настаивали на выплате в форме золота, а не американскими долларами, поэтому правительство США передало 50 тонн золота Ирану для компенсации их золота, находящегося в Нью-Йоркском Федеральном резервном банке.

К 1981 году в мире было всего четыре крупных эмитента официальных золотых монет – Южная Африка, Великобритания, Мексика и Канада. Однако, среди продукции указанных монетных дворов, именно Крюгерранд занял центральное место на мировом рынке.

10

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод десятой главы этой книги: «Чем меньше Крюгерранд, тем лучше». Впервые и только на сайте «Золотого монетного дома».

«Новые маленькие размеры, которые являются точными долями унции, снова сделают золото доступным для простых людей» - южноафриканский политик Оуэн Хорвуд, 1980 год

1960-1970-е гг. были аномальным периодом в истории курса золота.

Бреттон-Вудское соглашение и скоординированное вмешательство западных держав сдерживали курс золота на низком уровне. Лондонский золотой пул был ключевым инструментом в удержании курса золота под контролем. Хотя это и раздражало золотодобытчиков, низкая цена способствовала запуску Крюгерранда, поскольку средний класс мог позволить себе потратиться на полную унцию (или несколько унций) за раз.

В этом заключалась цель Горной палаты – сделать золото доступным для простых людей – и это сработало в начальном периоде истории монеты. Оглядываясь назад, легко теперь понять, что эти хорошие времена для тех, кто накапливал золото, не могли продолжаться вечно.

По сравнению с другими успешными золотыми монетами в истории, Крюгерранд был на самом деле тяжелой монетой. Римский ауреус и солидус весили от 4 до 8 граммов в течение своей 500-летней истории. Венецианский цехин весил 3,49 г, когда он находился в обращении с 1595 по 1797 гг. Знаменитая британская гинея содержала ровно 7,66 г золота с 1663 по 1813 гг. Британский Соверен, содержащий 7,32 г золота, господствовал в мировой торговле в течение 100 лет и был стандартом для золотых монет до 1932 года.

История учит, что практичная золотая монета должна весить от 7 до 8 граммов или меньше, и эта практичность стала поперек горла унцовой монете Крюгерранд в конце 1970-х гг.

Согласно исследованиям Роя Джастрама из Калифорнийского университета в Беркли, золото сохраняет покупательную способность в течение длительного периода времени, несмотря на значительную инфляцию и дефляцию. Это подтверждает положение о том, что размер практичной золотой монеты не должен превышать 7 или 8 граммов, иначе она просто будет слишком дорогой для простых людей.

Когда США покончили с золотым стандартом в 1971 году, курс золота резко вырос с 35 долларов до 200 долларов за унцию. Это стало результатом резкого роста цен на сырье и потребительские товары в 1973-1974 гг. Промежуточный рекорд курса золота был зафиксирован в 1975 году, что совпало с периодом, когда уровень инфляции начал снижаться. Когда инфляция потребительских цен снова начала расти, достигнув 14% в 1979-1980 гг., золото также увеличилось с 100 долларов за унцию в 1976 году до 850 долларов США за унцию в январе 1980 года. Это увеличение курса золота привело к тому, что унцовый Крюгерранд стал не по карману для среднего класса.

В «Intergold» признались, что к 1980 году «оригинальная идея осталась в силе, но размер монеты необходимо было переосмыслить». Были введены три дополнительных размера – 1/2, 1/4 унции и 1/10 унция.

Новые Крюгерранды продавались с высокими надбавками к курсу золота; 5% - для 1/2 унции, 7% - для 1/4 унции и 9% - для 1/10 унции. Существующая премия в 3% за унцовую монету осталась без изменений.

Запуск новых монет Крюгерранда во всем мире состоялся в сентябре 1980 года с рядом мероприятий в Нью-Йорке, Франкфурте, Лондоне и Гонконге. Вице-президент Горной палаты, ван ден Бош, присутствовал на лондонской презентации и выразил уверенность в продолжении долгосрочной тенденции роста курса золота. Однако он не мог знать, что курс золота будет оставаться на низком уровне в течение следующих двух десятилетий. Время, однако, в конечном итоге доказало правоту ван ден Боша, а дробные Крюгерранды сделали возможным широкой общественности приобретать монеты по доступной цене. Как сказал ван ден Бош на презентации, «мы полагаем, что эти новые, маленькие Крюгерранды произведут большое впечатление на мировой рынок золота, и они позволят населению снова себе купить золото», - однако никто при этом не учел роста курса золота.

В США по поводу новых монет были проведены широкомасштабные рекламные мероприятия представителями Горной палаты и «Intergold». Организация продаж новых монет оказалась нетрудной, так как к этому времени Америка стала крупнейшей страной-потребителем золота в мире, а новые монеты позволили американцам купить Крюгерранд с размером «меньше десятицентовика» всего за 80 долларов. Маркетинговая кампания привела к хорошим результатам, и в первые дни после запуска было продано 118 тыс. монет ½ унции, 154,6 тыс. монет ¼ унции и 214,6 тыс. монет 1/10 унции.

К октябрю 1980 года золото торговалось в диапазоне 672-676 долларов. В то время «Manfra, Tordella & Brookes», один из крупнейших дилеров монет в США, продавал унцовую монету за 699 долларов, ½ - 361 долларов, ¼ - 186 долларов и 1/10 – 77 долларов.

Спрос на маленькие монеты увеличился в течение оставшейся части года, поэтому «Intergold» запустила рекламную кампанию с бюджетом в 12 млн. долларов в 1981 году, чтобы создать дополнительные рынки для меньших монет, включая рынки ювелирных изделий и подарков, а также программу сбережений (последняя проходила под следующим слоганом в Германии – «сберегай монету в месяц»).

Производство мини-Крюгеррандов (или как их стали позже называть, дробных Крюгеррандов) не было лишено шероховатостей.

Во время октябрьской сессии южноафриканского парламента 1981 года, возник неприятный разговор между министром финансов Оуэном Хорвудом и депутатом одной из партий Кеном Эндрю, о чем сообщалось в газете «Рэнд Дэйли Мэйл» от 10 октября 1981 года. Эндрю заявил, что во время появления дробных монет в 1980 году, 60 официальных гостей получили эксклюзивное право приобрести наборы мини-Крюгеррандов в качестве пруф 1980 года. Цена за набор составляла 473 рандов, а к октябрю 1981 года, среди коллекционеров она подскочила до 5-10 тыс. рандов. Эндрю хотел пояснений по поводу этих продаж, обвинив Хорвуда в злоупотреблении своим служебным положением министра финансов и в качестве хранителя государственных средств. Он также потребовал, чтобы имена 60 гостей была преданы гласности.

Хорвуд, в свою очередь, обратился с этой проблемой к Генеральному прокурору, а также призвал комитет парламента расследовать обвинение против него. Эта история имела широкий резонанс, о ней даже было сообщено в заголовке воскресной газеты «Rapport» от 11 октября 1981 года. В статье говорилось, что продажа 60 наборов в пруфе означала, что простым коллекционерам монет не была предоставлена возможность приобрести наборы мини-Крюгеррандов 1980 года. Газета также раскрыла дополнительные подробности, в том числе касательно того, что вся махинация была согласована с Коосом Гроневальдом из Южноафриканского монетного двора вместе с Горной палатой. Доктор Крис Стальс из Резервного банка признался в газете, что он был одним из гостей, но он не раскрыл имена остальных гостей.

Газета «Ранд Дэйли Мэйл» сообщила через несколько дней, что в число гостей вошли главные финансовые и банковские чиновники, собственники золотодобывающих предприятий, члены Горной палаты, председатели Комиссии по администрированию и генеральный директор по финансам. Несмотря на скандал, Генеральный прокурор, судья ван дер Вальт, не нашел оснований для инициирования расследования. Он также добавил, что ему не были предоставлены никакие жалобы в виде показаний под присягой, предусмотренные законом о прокуратуре (закон № 118 от 1979 года).

Скандал поутих, но дробные наборы монет в пруфе по-прежнему стоили очень дорого; как отмечалось в газете «Ранд Дэйли Мэйл» в 1981 году, дилер заплатил неизвестному представителю Южноафриканского монетного двора 6,5 тыс. рандов в 1980 году за один из таких наборов. По иронии судьбы, цена этих наборов обвалилась вместе с другими монетами в пруфе в 1985 году. Южноафриканский каталог монет 1989-1990 гг. упоминает этот набор с ценой 2 тыс. рандов, но каталог монет Херна за 2014-2015 гг., указывает цену на уровне 90 тыс. рандов.

11-1

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 11-й главы этой книги: «Как из Крюгерранда в пруфе хотели сделать финансовый пузырь» (часть первая). Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Борьба за обладание ими вскоре захлестнула средние классы общества, поэтому торговцы и лавочники, даже с умеренными доходами, начали спорить друг с другом по поводу редкости этих цветов и абсурдности цен, за которые они их купили» - Чарльз Маккей, 1841 год

Легко осуждать предшествующие поколения за их глупость, размышляя свысока и по прошествии многих веков.

Популярным примером так называемой глупости является голландская тюльпаномания начала XVII века. Какой человек в здравом уме обменяет 12 акров земли на одну луковицу тюльпана, о чем упоминал Чарльз Маккей? Тюльпанный пузырь достиг своего пика в 1635 году, когда люди инвестировали до 100 тыс. флоринов, чтобы купить всего 40 луковиц, а многие дома были проданы для сбора наличных денег для инвестиций в тюльпаны. Спрос на редкие сорта тюльпанов увеличился до такой степени, что к 1636 году, ими начали торговать на фондовых биржах Амстердама, Роттердама и других голландских городов. Пузырь лопнул, когда разумные инвесторы, поняли, что толпа обезумела. По мере постепенного распространения страха, цены падали и больше не поднимались. Тюльпаны, которые некогда продавались за 6 тыс. флоринов, можно было теперь купить за 500 флоринов. Многие простые люди и торговцы остались в результате ни с чем.

Опыт тюльпаномании является одним из многих примеров безумности толпы, о которой Маккей написал в своей книге «Воспоминания о необычных народных заблуждениях и безумности толпы» еще в 1841 году. Но современное общество забыло эти уроки, поэтому инвестиционные пузыри до сих пор существуют. Южноафриканский монетный двор производит миллионы золотых Крюгеррандов и только несколько тысяч монет в пруфе (в 1970-х гг., как правило, чеканилось 10 тыс. монет, а в настоящее время еще меньше) для коллекционеров.

Эти пруфы чеканятся из специально подготовленных штампов посредством нескольких ударов пресса, чтобы обеспечить высокую четкость изображения. Пруфы обладают прекрасной зеркальной поверхностью на полях и полированным изображением в центре (штампы подвергаются легкоструйной обработке, а поля впоследствии полируются). Результатом этого является монета, в которой поля являются зеркальными, а изображение - матовым. Монета в качестве бриллиант анциркулейтед не обладает такими характеристиками.

Первые Крюгерранды в качестве бриллиант анциркулейтед были отчеканены в 1970 году, через три года после запуска монеты в 1967 году. В 1967-1969 гг. выпускались только пруфы и так называемые высококачественные монеты для экспорта. Это создавало путаницу среди коллекционеров, поскольку высококачественные монеты часто ошибочно принимались за пруфы.

В 1967- 1968 гг. Крюгерранды в пруфах также отличались от тех, которые выпускались в последующие годы. Монеты в 1967-1968 гг. имеют характерные зеркальные поля, но изображение 1967 года для монет в пруфе является плоским. Пруфы 1968 года были в основном матовыми только на реверсе, за исключением нескольких полностью «матовых» монет 1968 года, где изображения на обеих сторонах являются матовыми.

Уже к 1974 году нумизматические журналы описывали Крюгерранд в пруфе в качестве «монет для инвесторов». В журналах говорилось, что хотя цена на золотые монеты строго определяется курсом золота, цены на пруфы определяются спросом и предложением и как «показал опыт, цена на них не снижается, когда курс золота падает».

В апреле 1973 года Крюгрранд в качестве бриллиант анциркулейтед продавался за 75,39 рандов по сравнению со средней ценой на пруфы на уровне 80,83 рандов. К июню 1974 года цены на монеты в бриллиант анциркулейтед увеличились до 112,35 рандов, тогда как средняя цена за пруфы выросла до 290,63 рандов. Пруфы теперь в среднем стоили более чем в два раза больше по сравнению со стоимостью золота, которое в них содержалось. Такой рост цен побудил одну компанию предложить выкуп любых проданных пруфов в течение года со дня продажи по минимальной цене в 90% от продажной цены.

За это время южноафриканская компания разработала систему грейдинга для пруфов.

Свидетельством этому был тот факт, что не все пруфы были одинаковыми. У некоторых было лучшее качество чеканки, а на других – царапины. После грейдинга каждой монеты, компания помещала монету в капсулу и выдавала сертификат о грейдинге. Подобно голландским тюльпанам, некоторые из пруфов были более редкими и востребованными, чем другие. Первая система для оценки монет была опубликована в январе 1975 года и учитывала такие параметры, как недостатки обода, царапины на изображении, вызванные плохой чеканкой и т.д. Некоторые известные нумизматы участвовали в учреждении новой системы: Бикель, Боулз, Кейн, Джаффе, Каплан, Шер и Уиткин.

11-2

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 11-й главы этой книги: «Как из Крюгерранда в пруфе хотели сделать финансовый пузырь» (часть вторая). Впервые и только в «Золотом монетном доме».

Обновленная версия системы [грейдинга монет Крюгерранд, которая создала редкие по качеству экземпляры, вызвав Крюгеррандоманию – прим. пер.] была опубликована три месяца спустя [то есть, в апреле 1975 года – прим. пер.]; позже она стала известна под названием Системы Первоначальной оценки (СПО). Базовый начальный показатель оценки был равен 40 пунктам. К этому показателю добавили оценку от нуля до трех пунктов для оценки качества матирования бюста. Точно так же была добавлена оценка от нуля до трех пунктов для матирования антилопы-спрингбока. Эти пункты затем вычитались, если были обнаружены дефекты. Первые таблицы, в которых указывались рекомендуемые цены купли и продажи, были опубликованы 17 января 1975 года.

Монета в пруфе 1974 года с рейтингом (грейдом) в 25 пунктов оценивалась в 386 рандов, тогда как та же монета с рейтингом в 44 должна была продаваться с ценой в 740 рандов. Крюгерранды пользовались популярностью, но, конечно же, с точки зрения покупателей, было бы лучше владеть финансовой инвестицией в форме высококачественного Крюгерранда в пруфе.

Дилеры отмечали, что много людей использует свои Крюгерранды в качестве бриллиант анциркулейтед для обмена их на Крюгерранды в пруфе. Цены на пруфы держались стабильно и даже порой увеличивались в цене, когда цены на инвестиционные Крюгерранды падали.

Система оценки была дополнительно пересмотрена в апреле 1976 года, и каждая монета теперь оценивалась исходя из 100 пунктов. Капсула, в которую каждая грейдированная монета была упакована, также изменилась. Монеты, оцененные в соответствии с СПО, были запечатаны в мягкие прозрачные пластиковые мешочки, в то время как все монеты, оцененные в соответствии с системой из 100 пунктов, были упакованы при помощи ультразвука в защищенных от несанкционированного доступа акриловых капсулах. Механизм грейдинга, умного маркетинга, а также рост курса золота и жадность инвесторов, - все это привело к появлению большого «пузыря».

Об этом пузыре была сделана заметка в сентябрьском номере нумизматического журнала в 1974 году.

«Один из наших клиентов, который должен был выехать на два года за границу, продал свой дом и инвестировал всю сумму в Крюгерранды (40,500 рандов - в пруфы и 7,627 рандов - в бриллиант анциркулейтед). Примечательно, что он должен был заплатить на 9% меньше за монеты в качестве бриллиант анциркулейтед сегодня, если бы смог получить их по официальной банковской цене, и на 22% больше на открытом или нумизматическом рынке. Впрочем, он должен был заплатить на 43% больше для покупки пруфов. При текущих ценах при продаже, его инвестиции в размере 48,127 рандов стоили на сегодня 67,275 рандов. Хотите верьте, хотите нет, его покупки состоялись в марте 1974 года, то есть, около 6 месяцев назад, когда золото приближалось к своему историческому максимуму в 179 долларов».

В течение 1976 года дилер ввел ежемесячные операции по продаже Крюгеррандов в пруфе на основе тендерной системы. Были выпущены и распространены брошюры с указанием монет, доступных для продажи. Никаких аукционов не проводилось, а тендеры принимались в письменной форме. Самый высокий тендер за монету был самым успешным, при условии, что стартовая цена была преодолена. Сумма к оплате была уменьшена до 5 рандов выше по сравнению со вторым по величине тендером.

Наиболее востребованным Крюгеррандом в пруфе в течение 1970-х и начале 1980-х гг. стала «матовая» монета 1968 года.

Эли Ливайн назвал ее редчайшим пруфом в своем исследовании «Золотой ключ: общая стратегия рационального инвестирования и нумизматика для инвесторов». В исследовании, недавно проведенном этим автором, приведены рукописные заметки тогдашнего директора монетного двора Кооса Гроневальда о монете 1968 года, благодаря которым становится ясно количество отчеканенных монет. Оказывается, чеканка матированной монеты 1968 года была незапланированной. В конце программы чеканки 1968 года, было решено, что все будущие выпуски Крюгеррандов будут отчеканены с матовым дизайном на обеих сторонах монеты (ранее монеты были отчеканены с матовым спрингбоком, но не бюстом). Исходя из данных о чеканке и других свидетельств, доступных Гроневальду, можно утверждать, что последние 1044 монет из тиража в 10 тыс. монет были «матированными». Даже к концу 1973 года матовые монеты 1968 года все еще не считались редкими, а прейскурант «Phoenix Coins» давал отпускные цены на монеты 1968 года на уровне 120 рандов, в то время как монеты 1967 года получили более высокую цену - 135 рандов.

Ливайн отметил, что последующее увеличение цены за матовую монету 1968 года было впечатляющим. В марте 1975 года, цена на монету получила грейдинг в 96 пунктов и оценивалась в 1736 долларов. В 1979 году была достигнута самая высокая цена за тот же грейд - 15,775 долларов. Подобный неустойчивый рост продолжался четыре года.

Пруфы были разрекламированы не только в Южной Африке, но и в Соединенных Штатах. Эксклюзивным дистрибьютором оцененных пруфов была компания «Hintzpeter-Redman Co» из Форт-Томаса, штат Кентукки.

Газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью в 1981 году, в которой описывался маркетинг Крюгеррандов в пруфе.

«По иронии судьбы, Крюгерранды в пруфе, отчеканенные в первую очередь для коллекционеров – а на деле, в качестве коллекционной версии монеты, ориентированной на инвесторов, - сейчас рекламируется в основном среди инвесторов. Мистер Ливайн приспособил методы продаж своей компании к менталитету инвесторов и подкрепил этот подход, разработав систему грейдинга, которая, по его словам, «ставит простого человека на уровень эксперта»».

Но проблемы на рынке пруфов начали появляться в 1984 году.

5 февраля 1984 года газета «Sunday Times» опубликовала статью, в которой были изложены сведения о построенном за 2,7 млн. рандов здании для дилера монет на проспекте Яна Смэтса в Парктауне. Для удобства клиентов в здании размещались филиалы банков «Barclays» и «UBS». В здании могло разместиться до 25 брокеров, что, как ожидалось, увеличит оборот компании до 200 млн. рандов в год.

Продажи пруфов увеличились на 50% в 1983 году, а значит, некоторые дилеры последовали за указанным примером. Брюс Холстен из компании «Gold & Hard Asset Exchange» был менее оптимистичным по этому поводу и даже сказал следующее: «Мы не советуем шутить с пруфами на данный момент».

Средняя цена на Крюгерранд в пруфе составляла 1600 рандов по сравнению с 530 рандами за Крюгерранд в бриллиант анциркулейтед. Плата за оценку составляла 60 рандов, а также предполагалась 15%-ная комиссия при продаже.

Причин краха рынка Крюгеррандов в пруфе много и, несомненно, они были усугублены международными санкциями, введенными по отношению к монете в 1985 году (но об этом речь пойдет в следующей главе). Каковы бы ни были причины, серьезность краха очевидна из цен, указанных в третьем (за 1985-1986 гг.) и четвертом (1986-1987 гг.) изданиях Каталога Южноафриканских монет (Randburg Coin Co.). В третьем издании матовая монета 1968 года была указана со стоимостью в 10 тыс. рандов, а в четвертом издании цена упала до всего лишь 3 тыс. рандов.

На заседании парламента в сентябре 1986 года Шварц попросил заместителя министра финансов прояснить ситуацию с монетами в пруфе и относительно создания рынка для монет в пруфе, что привело к обсуждению в парламенте вопроса о крахе рынка Крюгеррандов в пруфе. Как было отмечено в «Хансард», министр заявил, «Насколько нам известно, мы стали свидетелями ситуации в Южной Африке, где ведущий рынок пруфов полностью рухнул. Многие люди, по сути, понесли большие потери в результате случившегося. Поэтому вопрос, который следует задать, таков: принимая во внимание, что Монетный двор производит обычные золотые монеты и пруфы, разве нет необходимости в том, чтобы Монетный двор играл роль организатора рынка для пруфов?».

Крюгерранды в пруфе так и не стали популярными в качестве инвестиционной или коллекционной монеты, и тиражи пруфов в последние годы остаются низкими.

Несмотря на то, что рынок пруфов рухнул, Южная Африка внесла свой вклад в историю грейдинга и слабирования монет. Южноафриканская биржа золотых монет начала грейдировать и инкапсулировать монеты задолго до того, как первые коллекционные монеты были слабированы в США после появления Профессиональной службы грейдинга монет (ПСГМ; Professional Coin Grading Service) в 1986 году. Прошло целое десятилетие после того, как Южноафриканская биржа золотых монет начала предоставлять аналогичную услугу для Крюгеррандов в пруфе. В то время были созданы популярные независимые грейдинговые компании, в том числе, Нумизматическая гарантийная корпорация (НГК; Numismatic Guarantee Corporation), расположенная в Сарасоте, штат Флорида. НГК начала грейдинг американских монет в 1987 году, а затем стала работать и с мировыми монетами. Несмотря на то, что существует большое количество компаний, занимающихся грейдингом, «ПСГМ» и «НГК» пользуются наибольшей популярностью у южноафриканских коллекционеров.

После краха рынка пруфов, грейдинг монет в Южной Африке был остановлен и многие Крюгерранды были впоследствии извлечены из своих капсул. Хотя некоторые инкапсулированные Крюгерранды все еще можно найти сегодня, однако, похоже, что большинство сертификатов были потеряны. По иронии судьбы, эти инкапсулированные Крюгерранды в пруфе, если они все еще сопровождаются правильными сертификатами, становятся популярными у коллекционеров, занимая ключевое место в южноафриканской нумизматической истории.

Возможно, об ущербе, нанесенном по причине пузыря пруфов, никто не сказал лучше, чем знаменитый нумизмат доктор Фрэнк Митчелл, который сыграл важную роль в процессе лоббирования идеи серебряной монеты с номиналом в 1 ранд в 1964 году, когда также рассматривалась идея унцовой золотой монеты.

«Мы получили наш Серебряный Ранд – но я убежден, теперь оглядываясь назад, что инвестиционная золотая монета, которая была впоследствии названа «Крюгерранд» нанесла больший урон коллекционированию монет в Южной Африке, подлинной академической нумизматике в нашей стране, урон, который может компенсировать только наша интересная серия серебряных рандов. Продажи Крюгеррандов на мировых рынках принесли значительную прибыль южноафриканской золотодобывающей промышленности, и вскоре другие страны по всему миру стали чеканить свои собственные инвестиционные «монеты» для продажи с наценкой. Эта тенденция неизбежно привела к тому, что основное внимание уделялось спекуляциям в эти широко разрекламированные монеты, и в нумизматике в целом».

 12

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 12-й главы этой книги: «Когда по Крюгерранду ударили санкции». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Распоряжение по Крюгерранду было принято по причине того, что Конгресс считает Крюгерранд символом апартеида. Это воззрение широко распространено среди американского народа» - Рональд Рейган, 1985 год (Послание Конгрессу о запрещении импорта южноафриканского Крюгерранда, 1 октября 1985 года).

Лопнувший пузырь Крюгерранда в пруфе [о котором шла речь в 11-й главе книги. см. публикации на сайте «Как из Крюгерранда в пруфе хотели сделать финансовый пузырь» – прим. пер.] был не единственной серьезной проблемой, с которой столкнулась эта монета.

Движение против южноафриканского апартеида приобрело большую поддержку в преддверии речи президента ЮАР Питера Виллема Бота при открытии конгресса Национальной партии 15 августа 1985 года. Международное сообщество надеялось, что президент в своей речи объявит о прекращении политики апартеида и освобождении находящегося в тюрьме лидера Африканского национального конгресса (АНК) Нельсона Манделы. Вместо этого Бота отметил, что не готов вести белых южноафриканцев по пути к тому, что он назвал, «отречением от власти и суицидом». Его речь закончилась следующими печально известными словами: «Я думаю, что мы сегодня пересекаем Рубикон. Поворота назад не будет».

Реакция международного сообщества на речь президента была молниеносной и твердой. Санкции были ужесточены, а южноафриканская валюта подешевела до 2,40 рандов за 1 доллар (еще в феврале 1985 года за 2 ранда можно было купить 1 доллар).

Впрочем, кампания против Крюгерранда началась задолго до речи Боты о Рубиконе.

В Соединенных Штатах, Чикагская коалиция по Южной Африке выпустила открытое обращение еще в апреле 1977 года с призов протестовать 15 и 25 апреля у Первого национального банка Чикаго и корпорации «Continental Illinois», которые предоставляли кредиты Южной Африке и продавали Крюгерранды. В письме Коалиции говорилось следующее: «Оба банка продают южноафриканскую золотую монету, называемую Крюгеррандом, монету, которая распространяется Южной Африкой с целью улучшения ее имиджа в глазах мирового сообщества». В газете «The Michigan Daily» от 16 июня 1977 года - в день первой годовщины восстания в Соуэто - сообщалось, что в Энн-Арборе Крюгерранды можно купить только в Национальном банке и Трасте. Протесты были запланированы студентами с целью пикетирования этих банков, чтобы остановить продажу этих монет.

В октябре 1977 года Американский комитет по Африке (АКА; American Committee on Africa) опубликовал статью о Крюгерранде в своем бюллетене «Перспективы Южной Африки» (Southern Africa Perspectives). Эта статья была реакцией на рекламу Крюгерранда от 27 сентября 1977 года в газете «Boston Herald American», в которой утверждалось, что Крюгерранд является лучшим в мире способом владения золотом. В статье АКА говорится, что продажи Крюгерранда служат непосредственно для поддержки системы апартеида. «Чтобы обеспечить дешевую рабочую силу для шахт, африканцев изгнали из их земель, загнали в «резервации», налогами принудили взять участие на рынке труда, а посредством введения закона о пропусках регулировали поток рабочей силы. Большинство африканских шахтеров являются мигрантами, вынужденными жить в огромных поселениях, принадлежащих компании».

Авторы также отметили тот факт, что средняя зарплата чернокожих шахтеров составляла всего 124 доллара, по сравнению с 563 долларов для белокожих шахтеров. Большое внимание в статье было уделено золоту и Крюгеррандам, поскольку они рассматривались в качестве важнейших товаров Южной Африки, привлекающие иностранную валюту и финансирующие необходимые импортные товары.

В штате Мичиган Объединенная методистская церковь поместила рекламу против Крюгерранда в газете «Detroit Free Press» в декабре 1976 года. Бостонская рекламная кампания Крюгерранда в 1977 году, организованная компанией «Intergold», была встречена протестами на собрании Национальной ассоциации телерадиовещателей. К 1977 году некоторые из этих кампаний привели к принятию резолюций городских советов Денвера, Сан-Антонио, Дейтона и Чикаго, в которых было указано, чтобы граждане не покупали эту монету. В ноябрьской резолюции городского совета Денвера 1976 года говорилось следующее: «Настоящим документом Совет выражает свое неодобрение и негодование по отношению к расовой политике так называемой Южно-Африканской республики и призывает народ Денвера не покупать монеты, известные как Крюгерранды, продажи которых помогают укреплять нынешнее правительство Южной Африки, продолжающее отвратительную и бесчеловечную расовую политику».

Крупные универмаги в Бруклине и Кливленде согласились прекратить продажу Крюгеррандов, в Чикаго, Национальный банк «Seaway» принял аналогичное решение. Вторая статья от АКА, была опубликована в 1979 году после того, как «Intergold» поместила рекламу в «Нью-Йорк Таймс» 20 марта 1979 года. На этом этапе банки «Merrill Lynch», «Pierce», «Fenner & Smith» также прекратили продавать Крюгерранды. В 1985 году Дэвид Брукс из АКА сказал, что покупка Крюгерранда является «куплей частицы апартеида». «Более 424 539 чернокожих шахтеров добывают золото, которое делает Южную Африку богатой, и все это происходит под руководством 48 389 белых шахтеров. В 1982 году месячная зарплата чернокожих шахтеров на золотых шахтах составляла в среднем 232 доллара по сравнению с 1267 долларов США, то есть, менее 1/5».

Брукс также выразил обеспокоенность по поводу большого числа смертей шахтеров, отметив, что смертность чернокожих шахтеров составляет 1,33 на 1000 человек в год по сравнению с уровнем 0,56 у белокожих шахтеров. Кампания против Крюгерранда привела к тому, что телевизионные станции «ABC», «CBS» и «NBC» прекратили передавать рекламу Крюгерранда, первый национальный банк Чикаго приостановил его продажи, а «Shearson/American Express» перестали осуществлять продвижение Крюгерранда.

В попытке противостоять протестам против Крюгерранда, южноафриканское правительство наняло влиятельных лоббистов. Среди них были бывшие члены Конгресса – Джон Сирс, бывший руководитель кампании Рональда Рейгана, Питер Тили, бывший пресс-секретарь Джорджа Буша, и Говард Либенгуд, бывший парламентский пристав в Сенате. Они защищали Крюгерранд, утверждая, что полный запрет Крюгеррандов приведет к тому, что чернокожие шахтеры потеряют свою работу. Бывший республиканец Гарри Браун, который координировал усилия по лоббированию, утверждал, что «… все это [то есть, протесты в США – прим. пер.] является бесполезным делом, поскольку насилие в Южной Африке продолжается. Именно реакция правительства Претории – будет ли это реформа или же репрессии – является важной. То, что мы делаем в Вашингтоне, не возымеет серьезных последствий, а вот что сделает правительство в Южной Африке, является действительно важным».

Лоббирование было дорогим удовольствием. В 1985 году сообщалось, что Джон Сирс получил за свои услуги 1,3 млн. долларов с апреля 1983 года. Юридическая фирма, возглавляемая бывшим сенатором Джорджем Смэзерсом, получила 406 034 долларов в период с января 1984 по март 1985 гг. В 1983 году компания «Intergold» выплатила вашингтонской адвокатской фирме «Kirkpatrick and Lockhart» 247 857 долларов США, чтобы лоббировать против запрета Крюгерранда.

Еще в 1983 году палата представителей США приняла законопроект о запрете продаж Крюгерранда, но не получила поддержку Сената. Однако к 1985 году стало ясно, что дни Крюгерранда в Америке сочтены – по крайней мере, пока апартеид существует в ЮАР.

Президент Рональд Рейган издал распоряжение № 12532 от 9 сентября 1985 года, потребовав от Государственного секретаря и Торгового представителя США рассмотреть возможность наложения запрета на импорт Крюгеррандов. Когда Рейган представил свое послание Конгрессу от 1 октября 1985 года, он изо всех сил пытался подчеркнуть, что все меры, которые он принял против Южной Африки, были направлены против апартеида и южноафриканского правительства, а не против народа этой страны и ее экономики.

1 октября 1985 года Рональд Рейган подписал распоряжение № 12535 «О запрете на ввоз южноафриканского Крюгерранда».

«Властью, возложенной на меня в качестве президента Конституцией и законами Соединенных Штатов Америки, включая Закон о чрезвычайных полномочиях в сфере экономики, и с целью введения дополнительных мер, предусмотренных распоряжением № 12532 от 9 сентября 1985 года, и чтобы ответить на необычную и чрезвычайную угрозу внешней политике и экономике США, о которой говорится в распоряжении, а также с учетом существующей до сих пор чрезвычайной ситуации, рекомендаций Совета Безопасности Организации Объединенных Наций в резолюции № 59 от 26 июля 1985 года, в результате проведенных консультаций между госсекретарем и торговым представителем США, в соответствии с разделом 5 (а) распоряжения № 12532, настоящим объявляю запрет на ввоз в США южноафриканских Крюгеррандов, который вводится в силу с 12.01 по восточному дневному времени 11 октября 1985 года. Секретарь Казначейства уполномочен обнародовать необходимые правила и положения, которые могут потребоваться для осуществления этого запрета».

Этот запрет был официально принят в качестве закона 2 октября 1986 года (закон 99-440-ОСТ 2. 1986 года). В Разделе III этого закона говорится о мерах США, направленных на уничтожение апартеида. В пункте 301, где речь идет о запрете на ввоз Крюгеррандов, говорится: «Ни одно физическое лицо, а также банк, не может импортировать в США южноафриканский Крюгерранд или любую другую золотую монету, отчеканенную в Южной Африке, или предложенную для продажи правительством Южной Африки».

14 ноября 1985 года в газете «Нью-Йорк таймс» была опубликована статья под названием «Южноафриканцы приостановили производство Крюгеррандов». Генеральный директор «Intergold», Дон Макей-Когхилл сделал все возможное, чтобы противостоять негативной рекламе, и заявил, что производство в прошлом году было приостановлено в связи с его циклическим характером. Тем не менее, он признал, что рынок был вялым и снабжался в основном благодаря вторичным источникам. В статье упоминался фрагмент из новостей южноафриканского телеканала о том, что приостановка является окончательной.

Тем не менее, в Соединенных Штатах Америки не было никаких панических продаж Крюгерранда, когда запрет на импорт стал неизбежным. Крюгерранды в США можно было продавать, если собственник находил покупателя, о чем говорится в ноябрьском отчете 1985 года в «Deseret News». Майк Крамер из «Manfra, Tordella & Brookes» в Нью-Йорке, отметил в статье газеты «Durant Daily Democrat», что «большинство людей, у которых есть монеты, похоже, не стали их продавать».

Но факт остается фактом: Крюгерранд приобрел плохую славу в США, и столкнулся с оппозицией на нескольких фронтах.

В январе 1985 года в штате Иллинойс был принят закон, обязывающий дилеров взимать налог с продаж Крюгерранда, но при этом норма этого закона не распространялись на монеты других стран. Это привело к резкому падению объема продаж Крюгеррандов. Дилер монет Джеймс Хаусмон из Спрингфилда, подал иск, оспаривающий этот налог, и в декабре 1986 года Верховный суд штата Иллинойса признал налог с продаж незаконным. Но решение суда несильно помогло увеличить продажи. Уолтер Першке, президент «Numisco Rare Coins» в Чикаго, резюмировал случившееся так: «Объем торговли Кюгеррандами по существу поднялся с нулевой отметки и достиг нулевой отметки».

В Европе ключевой базой для организаций против апартеида стали Нидерланды. В 1984 году движение KZA начало кампанию против продаж Крюгеррандов голландскими банками. Профсоюзы банковской отрасли поддержали эту кампанию, и банки были вынуждены принять соответствующие действия, когда отдельные лица и учреждения начали угрожать выведением своих денег из них. К февралю 1985 года, продажи Крюгеррандов в стране полностью прекратились.

Южноафриканцы предприняли все меры, чтобы противостоять санкциям. Выступление министра финансов Баренда дю Плесси 28 августа 1986 году в парламенте было посвящено снижению объема продаж Крюгерранда. «В прошлом прибыль Южноафриканского монетного двора в значительной степени зависела от продаж Крюгерранда. Из-за активизации кампаний бойкота за рубежом, а также неблагоприятных отечественных условий, объем продаж обычных монет Крюгера значительно снизились, в то время как объем продаж монет Крюгера в качестве пруф резко сократились. Чтобы компенсировать это снижение спроса, монетному двору, как представляется, необходимо найти альтернативный источник прибыли. В связи с этим следует отметить, что памятная парламентская монета 1985 года хорошо продавалась в Южной Африке и за рубежом. Спрос на эту монету показал, что продолжение программы памятных золотых и серебряных монет может оказаться оправданным. Чтобы извлечь выгоду из этого первоначального успеха, Южноафриканский монетный двор проанализировал стратегии, принятые зарубежными монетными дворами в отношении выпусков памятных монет. Большинство западных стран отмечают важные события выпуском золотой и/или серебряной памятной монеты/монет. Золотая монета обычно чеканится в двух размерах: унцовом и дробном. Поэтому два номинала были предложены в этом Законе: унцовая монета и монета в 1/10 унций под названием «Протея»» (Прения Национальной ассамблеи 9 Хансард, третья сессия – Восьмой созыв Парламента, Том II).

Правительство было намерено использовать новые монеты для ознаменования важных событий, как способ улучшить имидж Южной Африки за рубежом и увеличить приток иностранной валюты.

Во время парламентских прений было отмечено, что заказы на «Протею» из ЮАР достигли суммы 4 млн. рандов, а зарубежный спрос составил 1 млн. рандов, поэтому «Протея» считалась полезным способом обхода санкций. Но, как сообщил Херн в своем каталоге, за период с 1986 по 1992 гг. было отчеканено всего 19 646 унцовых монет «Протея» - что является ничтожной долей по сравнению с миллионами Крюгеррандов, отчеканенных с 1967 года.

К тому же, законодательство Соединенных Штатов запретило импорт всех золотых монет, не только Крюгеррандов. Об этом упомянул Гарри Шварц во время парламентской сессии в сентябре 1986 года, когда он назвал глупой идею использования монеты «Протея» для обхода санкций. В законодательстве США было четко указано на запрет ввоза любых золотых монет из Южной Африки.

Ирония этих санкций заключалась в том, что Южная Африка не испытывала вовсе серьезных трудностей с экспортом своего золота в этот период. Золотой слиток в хранилище центрального банка не вызывает к себе столько внимания, как реклама Крюгерранда в «Нью-Йорк таймс». Золотые свопы в Швейцарии на срок менее 12 месяцев не требовали официального разрешения, и их нельзя было связать с Южной Африкой. Для этих операций Южная Африка депонировала золото в обмен на краткосрочные кредиты, тем самым обеспечивало приток иностранной валюты, не вызывая при этом падения цен на золото. Согласно исследованиям ООН, проведенным в 1989 году, золотые свопы помогли Южной Африке справиться с проблемой ликвидности. В отчете говорилось следующее: «… золотые свопы и золотые кредиты швейцарских банков обеспечили южноафриканской экономике необходимую поддержку в критические моменты».

Однако санкции привели к краху «Intergold», что сделало необходимым найти южноафриканским золотодобытчикам другой механизм для продажи своего золота. Том Мэйн из Горной палаты и Гарри Конгер, генеральный директор «Homestake Mining», предложили идею создания Всемирного золотого совета. Изначально совет финансировался на 50% южноафриканскими золотодобытчиками. Эта организация занималась продвижением продуктов из золота, таких как ювелирные изделия, а не сугубо продажами золотых монет в отдельно взятой стране.

К тому времени Америка закрыла доступ к себе южноафриканским монетам. Санкции были также введены европейскими странами, Австралией и Японией. Вопрос, который занимал умы коллекционеров, был таков: будет ли Крюгерранд похоронен навечно – вместе с президентом Крюгером.

Чеканка золота! Крюгерранды Голд Риф Сити («Город золотой скалы»)

В период санкций южноафриканским нумизматам была предоставлена возможность добавить в свои коллекции особый тип Крюгеррандов. Директор монетного двора, Даннхаузер, заявил в Годовом отчете 1985 года, что Монетный двор принял решение участвовать в проекте Голд Риф Сити. Тематический парк развлечений на юге Йоханнесбурга был построен на меcте ныне уже нефункционирующей шахты «Crown Mines» № 14. Во время строительства парка шахта была сохранена в рабочем состоянии, и посетители все еще могут прикоснуться к истории города, посетив подземную шахту.

В рамках этого проекта была построена копия первого здания Королевского монетного двора в Претории, и даже планировалось, что это будет рабочее отделение Южноафриканского монетного двора. Среди старинного оборудования, взятого для Голд Риф Сити, был знаменитый пресс для монет «Oom Paul» (Дядюшка Пауль), который впервые использовался в Государственном монетном дворе старой Южноафриканской республики. После завершения строительства, это уникальное заведение дало возможность посетителям познакомиться с работающим монетным двором того времени, когда золотые монеты были предпочтительным методом оплаты.

В 1987 году Южноафриканский монетный двор дал разрешение посетителям чеканить свои собственные Крюгерранды в Голд Риф Сити. Монеты были во всех отношениях идентичными обычным Крюгеррандам в пруфе, за исключением маленького знака монетного двора «GRC», расположенного под задними ногами спрингбока. Посетителю, отчеканившему монету, дополнительно выдавался сертификат с его именем и датой чеканки, подписанный директором Монетного двора и заместителем мастера монетного двора Голд Риф Сити. Кроме того, этот человек фотографировался с монетой, но эта практика была прекращена в 1989 году.

Первая чеканка Крюгеррандов «GRC» состоялась 30 января 1987 года и была осуществлена «Barnib Group» (в настоящее время является частью Первого национального банка). Также было отмечено, что 25 ноября 1987 года было проведено заседание Трансваальского нумизматического общества. Было выпущено в общей сложности 30 комплектов, содержащих четыре разных размера монеты, в синих коробках и надписью «Transvaal Numismatic Society Gold Reef City Visit 25th November 1987» (Заседание Трансваальского Нумизматического общества в Голд Риф Сити 25 ноября 1987 года).

Первоначально монеты продавались «как отчеканенные», поэтому посетителям приходилось брать на себя риск плохого качества чеканки.

В 1988 году, чтобы улучшить качество монет, аверс чеканился Южноафриканским монетным двором, а оставшаяся часть чеканилась посетителем в Монетном дворе Голд Риф Сити. Это привело к нескольким ошибкам, включая «ореол» у изображения Крюгера.

В 1991 году были отчеканены последние Крюгерранды из Голд Риф Сити. Крюгерранды Голд Риф Сити чеканились в небольших количествах с 1987 по 1991 гг., и поэтому пользуются спросом у коллекционеров. Набор 1991 года, в частности, является редким, поскольку было создано всего 426 экземпляров.

13

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 13-й главы этой книги: «Возрождение Крюгерранда». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

«Крюгерранд навсегда останется первой южноафриканской и мировой инвестиционной монетой» - журнал «The Numismatist», 1997 год.

10 июля 1991 года президент США Джордж Буш старший пришел к выводу, что правительство Южной Африки предприняло все необходимые шаги, требуемые законом против апартеида от 1986 года. Поэтому он обратился ко всем департаментам и учреждениям прекратить санкции, введенные в отношении этой страны, полностью устранив запрет на импорт Крюгеррана и других золотых монет.

Тем не менее, потребовалось время, чтобы Крюгерранд восстановил свою прежнюю славу. Как сказал в 1994 году Билл Эмери, вице-президент Фискальных и валютных служб Бриджуотера, штат Массачусетс, «купля Крюгерранда по-прежнему обладает политическими коннотациями».

После освобождения Нельсона Манделы и мирных выборов 1994 года, американские граждане снова получили возможность покупать Крюгерранды. 14 июня 1994 года газета «The Seattle Times» опубликовала статью «Крюгерранд: золотой шанс – продажи южноафриканской монеты растут».

Рекламная деятельность Горной палаты способствовала возобновлению интереса к этим монетам, поскольку были размещены статьи о ней в ряде известных финансовых журналов, таких как, «Personal Finance», «Worth», «Smart Money» и «Money». Далее появилась реклама по телевидению и в газетах ключевых городов, поэтому дилеры сообщили о росте продаж Крюгеррандов на 40-70%. Новый интерес к монете привел к наценке в 2% по отношению к спотовому курсу золота – что является увеличением на 1,5% с начала рекламной кампании. Наценки практически не было, когда был отменен запрет на импорт. Авторитетный нумизматический журнал в Америке, «The Numismatist», также опубликовал статью в 1997 году, в которой описывалась история Крюгерранда. Все это привело к увеличению популярности монеты среди коллекционеров международных монет, которые избегали покупать эту монету в годы санкций.

Приближение нового тысячелетия создало новые возможности для маркетинга, поскольку аффинажный завод «Ранд» запустил свою программу «Крюгерранд 2000» в октябре 1999 года. «Новый» Крюгерранд был обозначением издания «миллениум». Южноафриканский резервный банк позволил выпустить монеты с 2000 годом выпуска раньше, чем обычно. Дизайн Крюгерранда был слегка изменен, поскольку другой шрифт, Goudy, использовался для надписей. Точки на гурте монеты были заменены на прямые линии.

14 октября 1999 года Крюгерранд «миллениум» был запущен в Нью-Йорке в сотрудничестве с Всемирным золотым советом (ВЗС). Это было несколько иронично, поскольку ВЗС был создан после завершения деятельности «Intergold», и первоначальная цель новой организации не заключалась в продвижении золотых монет определенной страны. На церемонии презентации этой монеты директор аффинажного завода «Ранд» Келвин Уильямс красноречиво указал на значимость монеты: «Крюгерранд чрезвычайно важен не только для Южной Африки, но и для всех стран, производящих золото, поскольку эта монета является средством привлечения инвестиций в золото». Любопытно, что он также намекнул на возможность запуска другой монеты. «Думали ли мы о другой монете. Конечно! Мы хотели, в сотрудничестве с теми, кто работает сейчас над текущим проектом, получить поддержку от правительства для создания монеты «Манделаранд». Мы больше года пытались получить поддержку от властей для того, чтобы «Манделаранд» обрела статус законного платежного средства». Несмотря на возобновленный интерес к Крюгеррандам, объемы продаж новых монет были низкими в течение 1990-х гг. и в начале нового тысячелетия. Объем тиража унцовых монет в 1995 году был маленьким – всего 8285 экземпляров.

В последующие годы продажи практически не увеличились, а в 2000 году опустились до 6657 экземпляров. Маркетинговая кампания по Крюгерранду в 1999 году не помогла увеличить продажи.

Несколько причин в ответе за это, включая тот факт, что у Крюгерранда появился конкурент – золотая монета США «Американский Орел». Факт того, что у южноафриканских монет в США был маленький объем продаж, удручал еще и потому что в 1970-х гг. они пользовались феноменальным успехом. Горная палата подсчитала, что в 1994 году в собственности физических и юридических лиц США находилось 20 млн. Крюгеррандов. Это привело к образованию активного вторичного рынка этой монеты, а существующий объем предложения соответствовал спросу. Наценка, с которой торговались существующие монеты, была ниже наценок для только что отчеканенных монет.

Рынок золота тогда в целом переживал не лучшие времена из-за необычно низких цен на желтый металл. После того, как в 1980 году разорвался пузырь инвестиций в золото, убежденным инвесторам в золото пришлось пережить период застоя в течение следующих 20 лет. Курс снизился с пикового уровня в 850 долларов 21 января 1980 года до низкой отметки – 252 долларов в августе 1999 года. Одной из причин этого снижения было назначение Пола Волкера в качестве председателя Федеральной резервной системы в августе 1979 году. Он существенно увеличил ставку на федеральные фонды, которая достигла 20% в июне 1981 года, с целью борьбы с двузначным уровнем инфляцией конца 1970-х гг. В результате уровень инфляции снизился с 12,5% в 1980 году до 1,1% в 1986 году. Это уменьшило привлекательность инвестиций в золото в качестве инструмента хеджирования инфляции.

В середине 1990-х гг. в США была учреждена жесткая денежно-кредитная политика, реальные процентные ставки были положительными, и, как следствие, инвестиции в золото стали менее привлекательными.

Усугубило проблему распродажа золота со стороны разных центральных банков. Гордон Браун, министр финансов Великобритании, распорядился о продаже 395 тонн в течение 17 аукционов с июля 1999 года по март 2002 года по средней цене на золото - 275 долларов за унцию. Некоторые комментаторы стали называть этот период «брауновским минимумом». Повальная продажа золота ведущими центральными банками приостановилась из-за Вашингтонского соглашения, подписанным в сентябре 1999 года. Европейский центральный банк (ЕЦБ) – национальный банк стран, использующих новую европейскую валюту – а также Швеция, Швейцария и Великобритания согласились ограничить свои продажи золота 400 тоннами ежегодно в течение пятилетнего периода с сентября 1999 года по сентябрь 2004 года. За то время, когда цены на золото были низкими, множество золотодобывающих компаний использовали хеджирование и продавали будущую продукцию по текущим ценам. Это привело к искусственному увеличению предложения и уменьшило цены.

Ситуация изменилась 11 сентября 2001 года. Террористическая атака на две башни Всемирного торгового центра привела к закрытию финансовых рынков до 17 сентября.

Настроения инвесторов изменились – они начали бояться и спрос на золото вырос в последующие месяцы. Из хранилищ разрушенного комплекса Всемирного торгового центра в ходе спасательных мероприятий было извлечено золото. Компания «ScotiaMocatta», являющаяся подразделением по торговле драгоценными металлами сообщила изданию «The Wall Street Journal» следующее: «Представитель пресс-службы Банка Nova Scotia сказал, что специалист по монетам и оптовый торговец связался с Банком с предложением о купле монет из банка Торонто. Монеты продавались в пластиковых коробках с надписью «9 II 01 WTC Ground Zero Recovery V». Среди спасенных монет были и Крюгерранды. Компания «PCGS», известная независимая компания, занимающаяся грейдингом монет, поместила эти монеты в капсулы с памятным обозначением Флага США, который позволяет понять, откуда были извлечены эти монеты. Дизайн флага защищен авторским правом, поскольку он использовался только для этих конкретных монет. Монеты пользовались популярностью у некоторых коллекционеров, но все-таки многие были недовольны тем, что кто-то хотел нажиться на случившейся трагедии. Цены на монеты были очень высокими, как сообщается в «The Wall Street Journal»: «Цены зашкаливают, даже по стандартам коллекционных сувениров. Например, монеты из хранилища «Ground Zero», унцовый золотой Крюгерранд, очень известная монета, выпускаемая в Южной Африке, продавалась за 1195 долларов. Для сравнения - унция золота торговалась на рынке за цену не больше 350 долларов». Хотя монеты несли на себе печать трагедии, символизм Крюгеррандов, извлеченных из-под обломков Всемирного торгового центра, было трудно не заметить. Объем продаж Крюгеррандов существенно вырос в годы после теракта. Монета в буквальном смысле возродилась из пепла.

После  терактов 11 сентября курс золота вырос с 285 долларов за унцию (11 сентября 2001 года) до более 1820 долларов за унцию к 11 сентябрю 2011 года. Спрос на Крюгерранды вырос соответствующим образом. После финансового кризиса 2008 года, США стали снова импортировать Крюгерранды из Южной Африки. Агентство «Bloomberg» сообщило 28 августа 2008 года, что аффинажный завод «Ранд» остался без Крюгррандов из-за необычно большого заказа (5 тыс. унций), поступившего от покупателя из Швейцарии. Объем тиража унцовой золотой монеты в 2008 году составлял 256,288 экземпляра, а в 2009 году – 731,262 экз. Продажи монеты продолжали расти в последующие годы. Первый Национальный банк в Южной Африке сообщил, что объем продаж на 11 августа 2011 «были невероятными – в 10 раз больше, чем обычно в этот день».

На первых полосах газеты «Business Times» от 14 августа 2011 года была помещена статья с названием «Новая золотая лихорадка». В ней говорилось, что если бы читатель инвестировал 10 тыс. рандов в Крюгерранды в 1970 году, то их стоимость в 2011 году достигла 4,7 млн. рандов. Даже после внезапного снижения курса золота в апреле 2013 года, мировой объем продаж Крюгеррандов продолжал расти. Южноафриканский магазин «Scoin» продавал золотые монеты в торговом центре «Westfield» в Западном Лондоне и по его сведениям 28 апреля 2013 года продажи Крюгеррандов увеличились на 468% за эту неделю.

14

 

Франсуа Малан написал книгу «Крюгерранд. Золотой Юбилей: 1967-2017 гг.» (Krugerrand. Golden Jubilee), которая была опубликована в 2016 году издательством «Prestige Bullion» для Южноафриканского монетного двора и аффинажного завода Ранд в честь известного события. Ниже приводим перевод 14-й, заключительной, главы этой книги: «50 лет самой востребованной инвестиционной монете в мире». Впервые и только в «Золотом монетном доме».

3 июля 2017 года Крюгерранд отпраздновал свой Золотой Юбилей. Спустя пятьдесят лет после появления этой знаковой монеты, Крюгерранд остается бесспорным лидером на мировом рынке инвестиционных монет, являясь самой популярной золотой монетой в мире. В 2015 году почти 20% добываемого в Южной Африке золота направлялось на создание Крюгеррандов, что указывает на значимость этой монеты для страны.

Для празднования Золотого Юбилея, к серии Крюгеррандов в пруфе в 2017 году, кроме четырех традиционных размеров, были добавлены следующие размеры: 50, 5, 1/20 и 1/50 унций. К счастью инвесторов в серебро и платину, унцовая серебряная монета в пруфе и унцовая платиновая монета в пруфе также появились в 2017 году. Разработка серебряной монеты в качестве бриллиант анциркулейтед находится в самом разгаре.

В рамках подготовки к Золотому Юбилею, дизайнеры Южноафриканского монетного двора провели существенный пересмотр дизайна монеты, учитывая историю этой монеты, а также ее будущее, чтобы сделать ее еще лучше.

Неудивительно, что некоторые художественные детали оригинального дизайна были потеряны в течение десятилетий из-за износа штампов, например, детали ландшафта. Эти детали были возвращены, используя современные технологии, чтобы улучшить дизайн Крюгерранда.

И снова 1967 год

В честь 50-летнего юбилея была отчеканена еще одна специальная памятная монета посредством оригинальных штампов Крюгерранда 1967 года. Небольшой знак монетного двора указывает, что это юбилейные монеты, также обладающие статусом законного платежного средства. Ожидается, что спрос на монеты  с первоначальным дизайном 1967 года увеличится среди коллекционеров.

Крюгерранд уверенно движется к своему следующему юбилею, поскольку тот же дух новаторства, который привел к его появлению в 1967 году, теперь используется для создания новых форм, чтобы позволить все большему количеству людей овладеть этой монетой. Благодаря сотрудничеству с ведущим южноафриканским банком, «Rand Merchant Bank», частные инвесторы и учреждения в Южной Африке теперь имеют доступ к законным платежным сертификатам на золотую монету и много финансовых продуктов обеспечены этой легендарной монетой.

В мире, где царит нестабильность, где волатильность валют и геополитические проблемы становятся нормой, происходит постепенное возвращение к традиционному средству сбережения.

Впрочем, Крюгерранд – это гораздо больше, чем удобное средство сбережения: это не что иное, как запечатленная история удивительных золотых рифов Витватерсранда, которые определили судьбу Южной Африки.

Источник информации: Золотой монетный дом
Назад
0